Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

млечный путь

Вокруг Байкала

Съездили с "Неизвестной провинцией" по окрестностям Байкала (Иркутск, Улан-Удэ и разнообразные места между, собственно Байкал, Туркинские гольцы - предгорье Восточного Саяна, Кяхта и Троицкосавск - и бонусом только для сумасшедших:-) - Петровск-Забайкальский). Фото в инстаграмме, тут, я надеюсь, тоже будут, как я сумею победить галерею ЖЖ, пока - стихи. Просто потому что ездили-то мы не столько за красотами природы, сколько ради тех, кто тут обретался в ссылке двести лет назад.
Первое - отдельным постом было, но тут повторю еще раз, все равно короткое:-)

1.Марсоход

Есть ли жизнь на Марсе? А черт ее знает.
Есть большая перламутровая река, красная земля, щебень
По краю кратера идёт марсоход Николай Бестужев
Собирает минералы, образцы почвы и местных растений
(Брат сажает картошку, женится на местной, записывает детей марсианами)
Марсоход Николай Бестужев продолжает вести наблюдения.
Высота солнца над горизонтом, угол падения солнечных лучей,
местные дети смуглые и черноглазые.
Марсоход Николай Бестужев делает серию моментальных снимков,
пишет хронику исследования.
Куда это все передать? А черт его знает.
Их экспедиция навсегда отрезана от центра.

(Новоселенгинск на закате - совершенно нечеловеческий пейзаж, марсианский какой-то, вплоть до красноватого цвета земли и лиловых дальних гор.)

2. *** Барон В. Соловьев

Нет, не другая планета,
Но просто - с зелёной листвой
Без следа, без света -
До встречи вечной весной
Уходить без ответа
«за что же это со мной?»
И уже без вопроса.
Это со мной
Просто
это со мной

(Вокруг Байкала по его восточному берегу идут такие долинки - тоже следы того тектонического сдвига, который сделал собственно Байкал. Долинки тупиковые, открыты к Байкалу, в каждой - или почти в каждой есть деревня или село, по каждой течет какая-нибудь речка разной степени судоходности. Но речки никуда, кроме Байкала, не выводят, перебраться из долины в долину до постройки шоссе проще всего было по Байкалу вплавь или - зимой - по льду. Жить в этих долинках можно, да. Но не очень надо. Хотя лес прекрасен, осень стремительно настает, наводя на мысль о том, что жизнь вообще - и жизнь человека в частности - довольно-таки скоротечна...)

(дальше почему-то у меня пошли шестистрочия. Если можно так выразиться... ну, или, как вот тут - три строфы, вместо двух или четырех. Но вот так вот все оказалось как раз и сказано)

3. ***

Через тысячу лет, когда ноша уже легка,
И душа уже отогрелась в божьих руках,
Ты выходишь на берег вечного внешнего моря
Чтобы найти, ну, наверное, старика.
Ты оставил его юношей, полным сил,
Его сердце - хрусталь и сталь и во взгляде синь,
Он испил до дна на тридцать три года горя,
И ты даже не знаешь, простил ли? Но он простил.
И когда ты идёшь навстречу ему на юг
Через север и небо и волны поют, поют,
Ты в конце концов принимаешь легко, не споря:
Он простил тебе все, он простил тебе смерть твою.

(как минимум двоих конкретных человек тут предположить можно. Вполне.)

отправившись из Улан-Удэ на машине в Петровск-Забайкальский, мы практически повторили часть пути из Читы в Петровский завод. Только декабристы шли пешком и по тракту, а мы в минивэне и по шоссе. Но места и пейзажи там, кажется, все те же. Ну и это... персонажи местами тоже.

4. *** К. Торсон

Окоём всегда неровен, горизонт зубчат.
Мое море, синие море, как ты? Не скучай,
Береги мой остров малый, пощади друзей.
Что со мною нынче стало, то тебе видней:
Как сошлись земные волны - до души моей.
Край огромный и безмолвный. Никаких морей

(там действительно нигде нет ровной линии горизонта. Во всей Восточной Сибири и в Бурятии - просто нет. И в Забайкалье, сколько мы его видели - тоже нет. Сопки как волны.)

5. ***

Сколько золота! В руках на унести.
Ты богаче Креза:
Эти сопки, эти горести,
Ива да береза,
Воронье, да крыши в рыжем мху -
И длиннее жизни небеса
Все пройдёт. Скажи, как на духу:
Это ль выбрал сам?
Все пройдёт. Ты тоже все пройдёшь
Обещавший вешние сады
Да пошлёт тебе в конце дороги дождь,
Что сотрёт следы.

(на крышах, особенно на старых домах - в самом деле рыжеватый то ли мох, то ли лишайник. И да, по дороге не елки-пихты, а в основном ивняк, березы - ну и лиственницы тоже, их там много и к 21 сентября они почти все уже были в золоте)

Мышь, по ее собственному признанию, часто пишет что-то по ослышке (на фэндомной битве ее текст-кроссовер с Сильмом был по ослышке как раз - что братья Бестужевы все назгулы (в оригинале было - натуралы)), а тут она как раз эту ослышку и породила, сказав что-то про местную водную артерию. Ну а Динотерии - это давняя любовь, с Бессарабских князей

6. *** речка Мыкырт

Водная артерия
Солнышком играет.
Плохо Динотерию
В забайкальском крае:
Здесь тюрьма трёхстенная
И гора с четвёртой,
Время постепенное
Не мешает мертвым.
Смотришь в небо - солнечно,
Дождик или снег...
все с тобою кончено,
человек.



Результирующая оказалась странной. Писал в течение почти всей дороги (нет, вру, только три дня). И да, как есть люди, покусанные Бродским, то я покусан Антрекотом, в чем вполне сознаюсь и не возражаю.

7. ***
Многострадальный Иов, потерявший своих детей
Никогда не видал бегемота, собранного Господом из подручных частей,
не улавливал левиафана удой, но желал, чтоб Ты, Господи, вышел навстречу
И сказал, для чего это все. Чтобы стало легче

Многоочитый вол выходит к нему из куста,
Говоря, что господня милость всегда такова: страшна и проста
Одинокому взгляду в ней трудно узреть и узнать не беду, а награду,
Так что проще запомнить. И вол прикрывает три глаза кряду.

Многострадальный Иов садится средь дороги в пыль, в лужу и грязь
Раздирает свои одежды и требует в небо: Адонай, выходи на связь!
Я уже потерял все то, что прежде знал своим: скот, сыновей, надежды
Я хочу узнать, для чего? - И слышит голос почти безмятежный:

Понимаешь, Иов, тебе твоё время - камень, боль и песок,
Для меня же время никакого значения не несёт,
Потому все, что случилось с тобой вчера, всегда, сегодня с утра
Для меня одновременны выходу стражников из крепостного двора,

прозябанию узника в каземате, мучению Евы, рожающей в первый раз
Дороге страданий Сына, удушью пяти казнимых, всему, что осталось незримо.
Так что же ты хочешь сейчас?

Иов отвечает: скажи мне, что все не зря.
Я могу сидеть и кричать с ноября и до нового ноября
Ты творил миры и задумал меня вместе с первым Адамом в Эдемском саду
Ты же знаешь: пока не ответишь и я не уйду.

Говорю, говорит Господь грозовых небес, золотых небес и иных высот.
Говорю: ничего не канет бесследно и прахом в прах не уйдёт.
Ева, и пятеро, Сын мой любимый, и ты тоже.
Все проходит и это пройдёт, и пройти никогда не сможет

Потому что любая беда сейчас и блаженство - тоже сейчас.
И довольно с тебя в этот раз.

Многоочитый вол опускает копыта поглубже в ил
Проверяет, не забыл ли он тут чего-то, но нет, не забыл
Делает заметку на третьем веке: рассказать про время Иоанну с Крита
У него удивительное стилистическое чутьё, сколько будет открытий!
atilla

Что это было, Пух?

Вот только что позвонила девушка, представилась как представитель МТС, сказала, что мне, как клиенту, который платит по 500 р (да, бывает), предлагают безлимитный интернет в телефоне, а заодно домашний, надо только узнать, подключен ли наш дом к их оборудованию. Спросила: «В каком вы городе?» я сказал, что в Москве, но дом, кажется, не подключён (я этого не знаю, у нас акада). Девушка сказала: «тогда я вас больше не беспокою» и отвалилась. Звук на воне разговора был такой, будто она с улицы звонит.

Собственно, вопрос: где подвох? разводка, мошенничество? Или операторы холодных звонков в самом деле научились слышать собеседника? (Сказал ли я «да» в разговоре? - не помню, «нет» точно сказал)


А, номер, с которого звонили: +7 (901)2211002
указатели

надо же когда-нибудь:-)

заняться самолюбованием:-))) На "Петровском" я был, так сказать, в трех э... ну, пусть будет - видах. Первое - доктор Дмитрий Захарович Ильинский, человек и функция, бегал мимо, иногда с кем-то беседовал, оставался с Александриной (а так же с героической Камиллой Ивашевой и бедным Никитой Муравьевым) до самого... ну, словом, вот тут-то и поиграл, лучше бы не, консультировал батюшку на предмет, можно ли молиться за Казимира (в списке с Павлом, Сергеем, Михаилом, Петром и Кондратием за Казимира молиться можно, не вопрос!), общался с пиявками ("Скажите Вольфу, пусть уберет куда-нибудь свой зоопарк!"), доводил тем Юшневского, искал в качестве главного лечебного средства Петра Борисова для Андрея Борисова, беседовал с Вольфом о медицине, войне и дезертирстве, рассказывал про сон, мол, будто я почему-то в Нижнем Новгороде, что я там забыл, где он, вообще, этот Нижний Новгород?! - ну, словом, как-то где-то отметился. Collapse )

Вторая функция - Почта России (как имя и фамилия, просто). Некоторое количество писем и не только было заготовлено до игры - и мной, и, в основном, игроками. Горбачевскому прислали орехи и жилетку, Юшневскому - табак и что-то в баночке:-), Катерине Ивановне Трубецкой - вышивальный станок, Александрине Муравьевой - карту звездного неба, акварельные краски, еще что-то (там было многое множество - и все другим), Рукевичу портрет племянника, а Марии Николаевне Волконской - портрет матушки, учебник по бальным танцам, ткань, карандаши, etc., а новую шляпу попятили по дороге и четыре из шести бокалов побили (за переупаковку надо было стребовать 18 рублей (откуда я взял эту цифру?), но как-то не сложилось). Кому-то еще слали посылки, кому-то (кто прислал несколько до игры) приходили обстоятельные ответы на письма, контрабандой:-) вместе с легальными лауданумом и наперстянкой Камилла ЛеДантю привезла список с предсмертного письма Рылеева жене (это было для передачи Эжену Оболенскому, далее - кому он пожелает показать), словом, Почте России было, чем заняться. Далее дамы принялись писать ответы - за себя и письма за других. И вот тут-то почта и задохнулась:-(. Ответил дай Бог на четвертую часть - Камилле, Муравьевым, Трубецкому, собрал несколько посылок (самое зачетное, я считаю, было прислать для развлечения чете Трубецких недавно вышедший роман Виктора Гюго "Последний день приговоренного к казни", не иначе, как с намеком, что бывают ситуации и хуже каторги), слал газеты ("Северный муравей" - Торсону вместо деталей мельницы, "Московские ведомости" Юшневскому от брата Владимира, как доказательство, что тот жив, здоров и от холеры не пострадал)... это не все, но это, к сожалению, малая доля. Кто же знал, насколько значим эпистолярный, так сказать, пласт! Нет, ну, мы знали, но чтобы настолько!
Collapse )
а письма, которые увез, я потом выложу. Благо, есть, что выкладывать. Да, на всякий случай скажу, что мне, как ни странно, даже понравилось работать почтой. Ну, просто такие письма все!.. хоть в "Полярной Звезде" опубликовывай!

Третим был Поль, Павел Пестель, персонаж снов (кроме первого), ну и вообще. Заодно потом картошку пожарил, за чем и запечатлен Верой.
Collapse )
Да, за пазухой у меня "сожженная" рукопись мемуаров Юшневского. Алексей Петрович, видишь, храню бережно и надежно.

Но, собственно, я к чему? - к тому, что свои фото тоже выложу, вернее, выложил уже, ссылку сейчас в сообщество кину, а пока предупрежу: фотограф я никакой:-), снимал большей частью вечером пятницы, немного в субботу и в основном в помещении почти без вспышки. Так что качество фотографий так себе (но есть и хорошие!), а если кому-то надо, чтобы его фотографий в сети не лежало, скажите, уберу.
Вот, как-то так.
hamlet

Утраченный путь на Блинкоме



В ролях Айвен (Птаха), Сули, Кеменкири, Кариссима, Фирнвен.
Постановка - Юлия Любовинкина

Место - секция толкинистики (3 этаж, комната 33)
Вход только на спектакль для тех, кто не идет на конвент, - 400 р.
Для участников конвента вход бесплатный.

Место проведения - Международный Деловой центр на Смоленке (Санкт-Петербург, наб. реки Смоленки, 2). Подробнее - на сайте или в сообществе конвента.
млечный путь

и через двадцать лет

у Мыши такая... зарисовка, что ли? Из сибирских уже времен.
... мы еще придем... потому что отчаянно нужно хоть какое-то продолжение.
***
снег, вчера упавший, расспросить про небеса
Ю.Шевчук "Вальс"


Зимой в Крыму тоже плохо, но иначе. В Петербурге холодно, темно и душит память, здесь - тоже холодно, тоже темно и тоже память - куда от нее, на Луну? - только все легче, чуть-чуть, но... Места другие, степь опять же, город совсем иной, наверное, его Полуденный край напоминает, но мне-то что до той - его - памяти? мне своей довольно. По обязанности явился представляться. Уже лет двадцать с лишком прошло, мог бы и фамилию позабыть - смешно, конечно, но ведь забывали же? наверное, не все, этот из не-всех. Можно не смотреть бумаги, можно просто ответить на взгляд... но как-то легче - в бумаги. Под надзор, ну, понятно же. Только зачем же так он так смотрит? Сходство ищет? Сходства того... нет уже, право - нет больше!.. да и было-то мало, даже когда вечный средний брат страстно желал быть похожим на идеального старшего. Ну и, и чем дело кончилось? Не ищите сходства, Лорер, не ищите - нечего больше искать.
- ...тут у вас.
Что он сказал? Что-то дежурно-незначущее, что-то о погоде, такая... любезность: если больше нечего хвалить, похвалите крымскую погоду - по крайней мере здесь теплее, чем... А, да, ведь он же с Кавказа, странно тогда... Может, не про погоду?
- Что вы, простите?
Смущается. Голоса тем более не похожи - тот так и остался молодым и ясным, мой стерли годы, табак и необходимость командовать. Почему меня все время тянет то объясниться, то извиняться перед этим вот... посетителем? Потому что он смотрит на меня так, словно взвешивает? Взвешивает и находит легковесными.
- Снега мало тут у вас, - Вот, что он сказал. Надо же, по снегу скучает?
- Вы, верно, в Сибири привыкли?
Нашел, конечно, что сказать. Но - пусть, пусть не строит иллюзий на сходстве фамилий, я ему не отец-командир или кем там... Кем бы ни - с лишком двадцать лет, как он ему никто, а я - так тем более, никто, кроме как губернатор того угла империи, куда этого Лорера прислали теперь. Вот и ладно, а если кому не нравится...
- Привык, ваше превосходительство, - улыбается. Улыбка у него хорошая, словно ему что-то приятное сказали, а не ткнули в очередной раз в его неблагонадежное прошлое. - Привык, мы там всегда первого снега ждали.
- Что же его там-то ждать? будто мало?
- Первого-то? мало всегда, - почему-то всерьез ответил. Будто не о снеге вовсе, потому как - что за диковина снег в Сибири?
- И... - зачем я с ним об этом говорю? В Крыму снега и не видали, не то, что мало, его и вовсе нет. - И что?
Нелепый вопрос, нелепый разговор. Сказать, что должен не покидать города, что должен отчитываться, что... Что-нибудь еще - и отпустить уже, его и себя разом, ну, не могу я на него смотреть и все время затыкать себе рот, чтобы не... Чтобы... Ах, дурак вы, Владимир Иванович, ваше превосходительство! Чего же вам нужно, ужели оправдаться? через двадцать-то лет? или что? спросить - вы ведь последним его видели, не считая судей, скажите... Скажите...
- ...скажите...
- Да, вот, понимаете ли, - улыбается, глаза серые, в глазах отражаются огоньки. Свечи? так нет их, свечей... - У нас словно обычай такой был: первым снегом, если можно, выйти под небо. Понимаете, это ведь... - Нет, не свечи - слезы. - Это ведь первый снег, первый - оттуда, - глянул коротко вверх - не в потолок, в небо: - Как привет от них. Кто просто себя тем утешал, а кто... Кто в точности верил, что первый снег у нас общий. Вот так, ваше превосходительство, и сложилось...
- С кем общий? - спросил на свою голову. Тебе ответ нужен?
- С ними, Ваше превосходительство. Кто ушел прежде нас. Вот и с братом вашим - тоже. Общий. Понимаете?
...нет снега в Симферополе. Не ложится, а если идет - то дождь, мокрая дрянь, надо же - экий привет! От него - только такое, никогда добра не видел...
- Ваше превосходительство, может, за человеком послать или... я, простите, - и что-то еще говорил, про какого-то Вольфа, которого не слушал, так бы знал, чем помочь, а не слушал...
- Ничего, не тревожьтесь, Лорер, вы... - У мундирного ворота крючки тугие, не расстегнешь... ну, вот зачем сейчас? - Просто душно здесь, я.. я сейчас...
Приказал открыть окно - а дверь закрыть и никого пока не пускать. Да и некого, слава Богу, можно просто подышать сухим степным воздухом - по здешней зиме холодным, Лореру наверное...
- Снег пошел, Владимир Иванович. Смотрите - снег...
...на бумагах Лорера, на сукне стола, на рукаве... Снег?
- Лорер, скажите... Нет, не так - расскажите мне, пожалуйста, вы его после меня видели, расскажите мне...

...расспросить о небесах...
- Поль, расскажи, как там? Там, у тебя, сейчас тоже идет снег?


Collapse )
погляжу

пропогоду

кому интересно - сейчас над Москвой (по крайней мере - на юго-востоке) серебристые облака.
(своего фото нет, мобильник не взял, поэтому ссылка на фото с гисметео. Но над нашим двором даже круче!:-)))
в-темноте

попытка реконструкции письма

вот здесь - оригинал, перевод Мыши, а письмо - из Тобольска с оказией - от А.П.Барятинского Е.П.Оболенскому. Это 1840 год уже... и - сколько всего в этот год уместилось... (у Лю - вот здесь - то, что как раз и уместилось в этот год тоже.)

Collapse )
в-темноте

Полина Барыкова - А.П.Барятинскому

...десять лет, одиннадцать уже, Боже мой!
тот, кто столько ждет, тот, верно, просто глупец.
ваша ссылка кажется мне вечной зимой,
ледником - нарочно для горячих сердец.
но - а если я не права?
если под снегом - трава?
помните сказку, Саша,
про горшок с кашей?
вот так и моя голова -
я ей говорю: не вари!
посмотри - кругом январи!
где весна, что останется нашей?
десять лет, одиннадцать прошло, как могу?...
тяжело дышать, когда такой ледостав.
стынет Петербург, опять пишу на снегу,
но даже снег ложится, бесконечно устав.
но - а если все-таки лето?
Саша, помните, пели где-то
в бело-зеленой Твери:
потихоньку, мол, дверь отвори...
свет в глаза, свеча или память?
но нет ходу времени вспять.
нам обоим больно дышать -
что еще у нас общее с вами,
десять лет, одиннадцать? какой горький срок!
если б только знать, если бы, если б - быть!
Ваше горе, Саша, мой печальный урок:
не бери, мол, девонька, взаймы у судьбы -
не тебе с судьбой расплатиться.
когда кажется, надо креститься,
помните, Саша, примету?
вот и я... мне бы - словом по свету,
лепестком, листком и песком...
дальше подписью - Ваша П.
что же можно писать - теперь?
что же будем писать потом...


--------------------------------------------------------------
(на самом деле эту историю нашла Мышь kemenkiri в подборке писем Варвары Петровны Барятинской брату Александру, князь-Шурику - в Сибирь. Кроме писем от сестры в подборке было еще около тридцати писем от некой Полины Барыковой. Не той, которая урожденная Толстая, нет, эта Полина не выходила замуж и умерла рано, в тридцать девять... Мышь нашла, а Натали odna_zmeia эту историю мне сегодня по телефону рассказала.
это была история любви, да. И история о том, что мир искажен, что жертвой собственной деликатности может стать человек, которого ты любишь. Познакомились в 1824 году в Твери, полюбили друг друга, наверняка - что ж еще? Ей 19, ему 25, чем не возраст? Потом... потом будет 1825-й год и все, что в нем, потом - 1826, "тюремные стансы", просьба к Неве - "донеси до нее мой привет, пусть она меня позабудет", дальше - суд, приговор, каторга и прочие детали биографии - для него, а для нее - после порыва "разделить его участь" - мысль о том, что она будет ему только помехой, мол, и так ему тяжело. И только через десять... нет, одиннадцать лет, в 1835 году после убедительного разговора с сестрой своего возлюбленного - она напишет, а он еще не сразу ответит, пока не получит разрешения писать лично. 9 лет переписки, около 30 писем осталось... и - да - они оба умерли в один год.
вот такая... лебединая пара...)