Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Остров

в продолжение темы

начатой вот здесь Сули anarsul

Время огня, стали и железобетона
Антрекот


...у рыбаков побережья завёлся тогда новый промысел:
Вывозить в море приезжих: рыдающих стариков и старух -
Только в штиль или только по тихой волне
(Хотя каждая старуха вполне могла ещё встать к штурвалу):
Такая волна не мешает слышать.
И наследник того рыбака однажды
Отыскал в старом лодочном сарае
Непонятные обломки каменных статуй,
Незнакомые детали больших машин,
Полусмытые морской водой акварели,
Древний сломанный инструмент,
в котором с изумленьем узнал секстант,
И коснувшись помутневшего зеркала,
Которое будто все хранило чьё-то живое дыханье,
Он вдруг понял почему так рыдали те старики и старухи,
Уходившие в море по тихой волне,
Чтобы услышать, как под водой
Колокол кирхи Хайлигенвальде
Все бьет, и бьет, и бьет
eyes

(no subject)

За каким лешим сейчас салют? В районе, как ни парадоксально, Покровского монастыря...

дорога

(no subject)

Сказал, где провел отпуск, угостил коллег, кто подошли, привезенными конфетками. Вопросы послушал, нда...
- и как там, по-русски можно говорить?
- а вам там ничего, не это...?
- а в конфеты ничего не подмешали для москалей? (та же дама потом: можно еще одну конфетку?)
- и как там, все плохо? Ну, уровень жизни же падает? (чуть ли не с надеждой)
Ушел курить, пусть доедают.
млечный путь

...все та же звезда

Съездили в Киев и около него. есть фото и немало, а есть стихи - и их тоже... несколько. как-то так оно... вышло. Само или почти.
сначала - те, что были, так сказать, в ответ - на стихи или события.
Collapse )

фото памятника - у Мыши в журнале. Потом нам было... скажу так - странно. С. написал по-французски, я тоже... как-то написал:

...это новая церковь -
синяя под серым небом,
над высокой водой,
среди ветра и зеленого дыма.
их там не отпели,
их зарыли зимой -
здесь теплые зимы,
земля была мягкой тогда, под снегом.
это новая церковь,
и дома, и дороги - но все те же холмы и ветер,
но все то же небо,
открытое настежь - ты знаешь - для павших в бою.
да, для всех, не деля, да, для всех.
это старое место, и имя, а новое время
ничего не меняет для любви и потери.
здесь трава над гранитом,
как была - над камнями, как была:
зелена по весне, по зиме станет бурой и черной,
и снова зеленой.
здесь есть ветер и небо - над землей,
где уже никого, только память
- не бойся, здесь память твоя о других, о другом -
кто в иных небесах, где уже не бывает разлук.

здесь - без слез, как без слов.
я не знаю иного пути - только в ветер просить:
помоги ему, Господи сил,
помоги ему, дай ему слезы.

Collapse )

и - текстом:

я прошу так немного - немного милости
старому дому, брошенной старой собаке,
я прошу, как по праву бездомных просить: "Пусти!
я пришел к тебе гостем, не пировать, но плакать"
Я прошу - как с иного порога, пока он цел,
открываются двери в апрель, где над садом горит звезда.
Я прошу - пусть не сразу, не нынче, но хоть в конце
дай нам, Господи, хоть бы на час, но прийти сюда.

(написано ночью уже в Киеве - в третьем часу пополуночи)

а теперь уже без фото - за отсутствием. потому что дело было ночью в поезде, между первой и второй таможнями.

***
Горькой солью морской в устье Лены
пахнут льды. По зиме небо страшно и звездно.
Как там помнить ушедшее время,
как забыть, что все поздно?
Как годами, листая страницы,
все просить: "дай им вечную память!"
и не видеть забытые лица
там, за словами?
Что здесь звезды, что воды, что старые книги -
все как зов без ответа.
Это времени бремя, минуты-вериги,
по полгода без света.
Как ты думаешь выйти из круга,
как ты выдернешь сердце наружу?
Заполярные звезды ложатся на руки.
нет ответа, не нужен.

(Матвей?)


***
Не было счастья, и вот и несчастья нет:
воды залива, синие камни на дне,
небо подернулось рябью - закат, закат.
Я не вернусь, прости, не вернусь назад.
Если бы мог - пришел бы, разбил замки,
двери бы, окна - настежь, в размах руки!
Светом бы, ветром стал - и твоей душой!..
только, прости, не успел, не пришел.
...старые стены насквозь пронизал закат,
вечное небо нисходит в весенний сад,
ветер взахлеб повторяет твою печаль.
Дом мой, прости, я сумел, я пришел.
Встречай.

(С.)

***
И вот: у тебя нет замысла.
Все рвется, сбывается - быстро и страшно, как разные жизни - день нынешний и вчерашний, на любой вопрос: умоляю, не спрашивай! Все за гранью здравого смысла.
И вот: у тебя нет выбора,
Куда еще мчать по краю метели? Какая охота на самом деле, какое безумье? - но вот, успели. "Избавить нас" - все, а теперь пора.
И вот: у тебя нет повода
ни для раздумья, ни для промедления, ты начинаешь свое движенье, и ясное небо почти весеннее, будто все за тебя, даже погода.
И вот: у тебя нет плана.
И ладно бы так, но ведь нет и противника, как будто кругом никого не видно, а брат говорит: все равно погибнуть лучше в бою, чем на плахе.
И вот: у тебя нет времени.
В туман, в никуда рассылаешь вести, ты больше не можешь ждать нужных известий, ты больше не можешь стоять на месте, тебе слишком многие верили.
И вот: у тебя нет шага,
Есть поле, противник, картечь - все сразу, есть полное право отдать приказы, есть пушечный залп, боль, затмившая разум, снег... Подожди, не смотри, не надо!
И вот: у тебя нет брата.
черно-белый

Тульчин. В той жизни...

(жаль, не вставить аудио - эпиграф надо слышать, как А.С. Ванин, выходя в "Куклах", говорил о той жизни)
На самом деле Тульчин тут именно воспоминанием, писал я тоже по дороге из Одессы, уже на мобильник - совсем темно стало. Но Тульчин - это именно та жизнь, на которую так надо было хотя бы оглянуться.

* (Павел. Тульчин - и далее)
"...вот там, в той жизни я был счастлив, бесконечно счастлив, не сознавая этого".
"Куклы", спектакль Театра на Юго-Западе


и ты покуда жив,
и мир покуда твой,
и город поперек
пройдешь за полчаса
от стен - и до межи
под колкою травой,
и полдень так высок,
и ясны небеса.

Оглянешься назад -
а время утекло.
Холмы все те же, но
вот небеса - темней.
И вырваться нельзя
за пыльное стекло
(иного - не дано)
и до исхода дней
о юности тебе
без боли вспоминать,
а дней тебе - всего
полгода и адьё...
И что теперь хранить,
и что тебе терять?
Тот город, свет его
и полдень - все твое.
свобода/они

Тульчин, примета

(обязательно надо возвращаться. или хотя бы оглядываться, уезжая, потому что ты никогда не знаешь - не в последний ли ты раз видишь этот город, холмы, осень... я очень надеюсь, что не в последний)
(да, и наверное, это и кн.Барятинский тоже)

*
тополя серебром платят дань неушедшему лету,
на полуденный звон отзываются камни и корни.
оглянись, уезжая, ты верную знаешь примету:
оглянись, оставляя себе это небо, запомни
золотой, голубой, серо-розовый город и липы,
легкий свет, паутинки, каштаны, холмы и надежды,
что так ясно горели, друзей, что, конечно, могли бы
разделить этот полдень - что вечно останется прежним,
только ты никогда... но дорога вильнет за холмами,
солнце клонится к дальнему лесу, алеет и тает...
оглянись, если можешь, оставь себе полдень на память
и останься ему, словно тень на просвет золотая.


Collapse )

а вот эту прятать не буду.
Колокола церкви Успенья Пресвятой Борогодицы в Тульчине

Collapse )
дорога

Вернулись

Тульчин есть - это одно из невероятных открытий (и, да, я научился ставить ударение правильно - Тульчин. Непривычно, но возможно). Кому важно - я (то есть, мы все там были) был в Умани в Эрев Рош-А-Шона! И таки я вам скажу - это тот еще трэш:-)))
Да, Привоз прекрасен весь, а в Кишиневе в самом деле есть перекресток улиц Траяна и Децебала! Это невероятное что-то - вся эта поездка. Фото и стихи будут, если я не растеряю обретенный в отпуске некий мозг.
вот, как-то так.
в-темноте

Сухумский ботанический сад и Иосиф Бродский...

...дают странные эффекты.
<мой телемах, троянская война
окончена...>


мой телемах, прости меня за все.
за этот сад, где так приятно заблудиться
за то, что осень нас не балует почти
за лотосы в пруду и гравий на дорожках
мой телемах, здесь так легко гулять
учить тебя читать названия деревьев
смотреть на облака, на ласточек, на синь
и спорить обо всем, что важно пятилетним
мой телемах, прости, мой нерожденный сын
беда пришла зимой, как водится, нежданно
не сбудутся уже ни сад. ни облака,
ни ласточки... прости. прости, мой телемах...