Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

кофе/я

немного про кулинарию и собак

Заметил за собой смешную вещь: мне интересно приготовить что-нибудь, пирог какой-нибудь или торт, или еще какое мясо - а вот есть это не так интересно. То есть, любопытно, что получилось, да, но сделать что-то, что я, скорее всего, есть не буду, или съем всего-ничего - да без проблем. Просто интерес к процессу и результату (вот так взбить - вот это получится, вот такую заливку запечь - она выйдет вот такой, вау, как интересно!) перевешивает стремление результат употребить. Почему-то вот так вот. Нет, это не значит, что я не ем, то что готовлю! Просто именно отличная степень заинтересованности.
и в продолжение: то, из-за чего чуть было не сгорел завтрашний обед: Шакко Кицунэ. Античные пёсики
П.

снежная королева 1825 года

<"...просто из буквы "о", "ж", "п" и "а" слова "счастье" никак нельзя сложить"
кн. Трубецкой в коллективной одиночке>



не королева снежная -
заледенелый царь.
стоит толпа мятежная
и твердо смотрит вдаль,
пытаясь выложить на льду,
расколотом на части,
не кровь, не гибель, не беду -
но "свобода", "честь" и "счастье"

ах, старый барон, ах, добрый барон,
ловите свою удачу!
и пару коньков, и пару коньков
и пару коньков в придачу.

Отчизна - царство инея
от севера до юга.
стоят полки (и с ними я),
а выше только вьюга.
о ком жалеть и что беречь
без нашего участья,
когда обрушится картечь
на свободу, честь и счастье?

ах, старый барон, ах, добрый барон,
да нет, я уже не плачу
я просто плачу, по счету плачу -
и пару коньков в придачу.
ангел

пьеса без названия

(возвращались со сбора - и говорили, что после Следствия и Петровского нужна и невозможна игра по еще одному эпизоду, по амнистии. Нужна, но - невозможна, потому что нет обязательного элемента: единства места. И так вот, как-то, слово за слово... Получилось то, что получилось)

...единство места...
(или же "Правильное место", как бы странно не звучало это название. Пьеса в одном действии с примечаниями)

(полупустая сцена, в боковых стенах две двери друг напротив друга, сзади ближе к одной из дверей окно. На сцене три кресла, несколько стульев, возможно, сзади же – напольные часы. Символической нагрузки не несут, просто часы. В двух креслах сидят Сергей Григорьевич Волконский (примерно 70 лет) и Матвей Иванович Муравьев-Апостол (примерно тех же лет). На обоих стариках - по одной одинаковой медали: это серебряные медали «В память Отечественной войны 1812 года»*. Позади кресла Волконского стоит Сергей Петрович Трубецкой (тоже старый). Время действия – условный 1860 год)
[свет неяркий, рассеянный, но достаточный – разгорается постепенно, одновременно с ним продолжается разговор]
Сергей Петрович (СП): …и поздравляю! Вы…
Сергей Григорьевич (СГ): Мы – да (касается рукой медали). Уж этого-то не отнять, да? А ты-то что же?
СП: Да как-то… как-то неловко.
СГ: Уж право! Ты тоже воевал, у тебя то же право, что неловко? (усмехаясь) Борода мешает?
СП: Да нет, просто… кто не воевал? (оживляясь) А вот как Матвей Иванович дивно сказал, мол, все мы – дети восемьсот двенадцатого года!
СГ: Да ты прямо поэт, Матвей Иванович!
Матвей Иванович (МИ): Скажете тоже. И потом (выпрямляется в кресле) ведь так и есть, господа, это нам досталось – и не отнять. Иной раз ведь думал: а тогда я был счастлив. Странно, скажете?
Collapse )

примечания:
вот про медаль "В память Отечественной войны 1812 года". Сергей Григорьевич Волконский после амнистии просил о возвращении ему военных наград: орден св. Георгия за Прейсиш-Эйлау и вот эта самая медаль.
Хронология, возраста и прочее - условно и со смыслом:-)
Женечка Якушкин - ничего не могу с собой поделать, Женечка он! - сын декабриста И.Д.Якушкина, человек, честно сказать, не самый приятный.
Музыка - вот эта:
Cкачать Свиридов Георгий Зимняя дорога бесплатно на pleer.com
указатели

а вокруг меня - сплошной четверг!(с)

Собственно, о чем я? чтобы не о новинках дизайна. По прогнозу ведь сегодня ясно, да? И по гисметео, и по яндекс-погоде в Москве и Московской области - ясно...
А в Малаховке - гроза!
Люди, где-то еще гроза есть или только у нас сплошной четверг?
свобода/они

С днем рождения Лю!

а вот подарок... э, ну, ты просила именно такой - вот, такой. Впрочем, тут вот я хочу заодно сказать, что дата нынче некоторым образом тройная. Первое, понятное дело, день рождения Любелии. Это здорово, что ты есть, правда. Потому что вместе с тобой есть твои стихи, твои тексты, твои разборы наших и не только наших спектаклей, записи, идеи, а теперь вот и игры еще добавились! - и не только игры, но и нечто большее, да. И два других события к этому большему относятся.
Collapse ) И вот это желание - продолжения, исправления, если можно так сказать (чего? мировой несправедливости? хода истории? - нет, не знаю, как будто общей участи, не больше и не меньше) ровно три года назад трансформировалось в текст, который рванул через меня на волю, кажется, поначалу вообще не соотносясь со мной самим. Да, ровно 25 июля 2012 года, у меня стоит дата создания файла - прямо во время работы, когда, в принципе, есть, чем заняться, да и люди вокруг. Но текст (или нечтобольшее?) рванул, не спрашивая. А я, признаться, и не собирался его останавливать.
Получилась - сразу же - альтернатива: то, что могло бы быть, качнись чаша весов хоть на волосок в другую сторону. Тот, кто мог ее так подвинуть, нашелся тоже - а дальше я просто смотрел, смотрел... Вот, теперь здесь тоже... покажу.
Нет, это не то, что я увидел первым, но текст ниже - это как раз та самая точка равновесия, точка возможности, место, где Река Времени нашла путь в верный фарватер.

Collapse )

Ночь с 13 на 14 июля
*
Кавказ, Эриванское ханство, монастырь Эчмиадзин
Конец августа – начало сентября 1827 года


...интересно, если бы Афанасий Иванович(1) знал, чем дело кончится, пошел бы он отбивать монастырь или сохранял бы пристойную осмотрительность? Иван Шипов был почти совершенно уверен, что все равно пошел бы. Потому что от Дженгули, где стоял их лагерь, ситуация смотрелась несколько иначе, чем из Кара-Бабы, где был главный штаб генерала Паскевича. То-то он так неспешно отозвался на рапорт Красовского, мол, нечего паниковать, Аббас-Мирза сейчас вообще под арестом… Ну-ну, арестант, надо сказать, оказался деятельный: пока Главнокомандующий выбирал, каким слухам больше верить, этот принц персидский очутился у Эчмиадзина, как из-под земли выскочил! Ох, нет, лучше не вспоминать… впрочем, что ж тут вспоминать, он и забыть-то не успел. И не он один, тут у доброй половины раненых в том бою раны еще не затянулись даже – что тут забывать? Оно еще не прошлое, еще свежее, как порез… И потому совсем дикостью казалось всем поведение Главнокомандующего. Всем? – да, пожалуй, что всем, не только тем, кто с Красовским до Эчмиадзина с боем шел полный день и чудом выжил, а и тем, кто, как тот же Шипов, пришел позже, не встретив на пути ни одного перса, кроме лазутчиков. Разница? – что те, что эти прекрасно видели, что претензии Главнокомандующего – надуманные, что не сорвись Красовский с тремя тысячами против тридцати отбивать Эчмиадзин, сейчас войска Аббаса-Мирзы уже шли бы по Грузии. Все видели, все всё понимали – а вот за руку генерала Паскевича никто не схватил, ни у кого – пока? – не достало смелости сказать, что рапорт его от доноса мало чем отличается. Пока, да? Ну… может быть, и – пока. А там, что Бог даст. Ивану Шипову очень хотелось думать, что он лично тоже молчал только лишь до поры… Очень хотелось так думать – да не получалось.
Collapse )

(дальше )
дорога

(no subject)

Сказал, где провел отпуск, угостил коллег, кто подошли, привезенными конфетками. Вопросы послушал, нда...
- и как там, по-русски можно говорить?
- а вам там ничего, не это...?
- а в конфеты ничего не подмешали для москалей? (та же дама потом: можно еще одну конфетку?)
- и как там, все плохо? Ну, уровень жизни же падает? (чуть ли не с надеждой)
Ушел курить, пусть доедают.