Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

млечный путь

Вокруг Байкала

Съездили с "Неизвестной провинцией" по окрестностям Байкала (Иркутск, Улан-Удэ и разнообразные места между, собственно Байкал, Туркинские гольцы - предгорье Восточного Саяна, Кяхта и Троицкосавск - и бонусом только для сумасшедших:-) - Петровск-Забайкальский). Фото в инстаграмме, тут, я надеюсь, тоже будут, как я сумею победить галерею ЖЖ, пока - стихи. Просто потому что ездили-то мы не столько за красотами природы, сколько ради тех, кто тут обретался в ссылке двести лет назад.
Первое - отдельным постом было, но тут повторю еще раз, все равно короткое:-)

1.Марсоход

Есть ли жизнь на Марсе? А черт ее знает.
Есть большая перламутровая река, красная земля, щебень
По краю кратера идёт марсоход Николай Бестужев
Собирает минералы, образцы почвы и местных растений
(Брат сажает картошку, женится на местной, записывает детей марсианами)
Марсоход Николай Бестужев продолжает вести наблюдения.
Высота солнца над горизонтом, угол падения солнечных лучей,
местные дети смуглые и черноглазые.
Марсоход Николай Бестужев делает серию моментальных снимков,
пишет хронику исследования.
Куда это все передать? А черт его знает.
Их экспедиция навсегда отрезана от центра.

(Новоселенгинск на закате - совершенно нечеловеческий пейзаж, марсианский какой-то, вплоть до красноватого цвета земли и лиловых дальних гор.)

2. *** Барон В. Соловьев

Нет, не другая планета,
Но просто - с зелёной листвой
Без следа, без света -
До встречи вечной весной
Уходить без ответа
«за что же это со мной?»
И уже без вопроса.
Это со мной
Просто
это со мной

(Вокруг Байкала по его восточному берегу идут такие долинки - тоже следы того тектонического сдвига, который сделал собственно Байкал. Долинки тупиковые, открыты к Байкалу, в каждой - или почти в каждой есть деревня или село, по каждой течет какая-нибудь речка разной степени судоходности. Но речки никуда, кроме Байкала, не выводят, перебраться из долины в долину до постройки шоссе проще всего было по Байкалу вплавь или - зимой - по льду. Жить в этих долинках можно, да. Но не очень надо. Хотя лес прекрасен, осень стремительно настает, наводя на мысль о том, что жизнь вообще - и жизнь человека в частности - довольно-таки скоротечна...)

(дальше почему-то у меня пошли шестистрочия. Если можно так выразиться... ну, или, как вот тут - три строфы, вместо двух или четырех. Но вот так вот все оказалось как раз и сказано)

3. ***

Через тысячу лет, когда ноша уже легка,
И душа уже отогрелась в божьих руках,
Ты выходишь на берег вечного внешнего моря
Чтобы найти, ну, наверное, старика.
Ты оставил его юношей, полным сил,
Его сердце - хрусталь и сталь и во взгляде синь,
Он испил до дна на тридцать три года горя,
И ты даже не знаешь, простил ли? Но он простил.
И когда ты идёшь навстречу ему на юг
Через север и небо и волны поют, поют,
Ты в конце концов принимаешь легко, не споря:
Он простил тебе все, он простил тебе смерть твою.

(как минимум двоих конкретных человек тут предположить можно. Вполне.)

отправившись из Улан-Удэ на машине в Петровск-Забайкальский, мы практически повторили часть пути из Читы в Петровский завод. Только декабристы шли пешком и по тракту, а мы в минивэне и по шоссе. Но места и пейзажи там, кажется, все те же. Ну и это... персонажи местами тоже.

4. *** К. Торсон

Окоём всегда неровен, горизонт зубчат.
Мое море, синие море, как ты? Не скучай,
Береги мой остров малый, пощади друзей.
Что со мною нынче стало, то тебе видней:
Как сошлись земные волны - до души моей.
Край огромный и безмолвный. Никаких морей

(там действительно нигде нет ровной линии горизонта. Во всей Восточной Сибири и в Бурятии - просто нет. И в Забайкалье, сколько мы его видели - тоже нет. Сопки как волны.)

5. ***

Сколько золота! В руках на унести.
Ты богаче Креза:
Эти сопки, эти горести,
Ива да береза,
Воронье, да крыши в рыжем мху -
И длиннее жизни небеса
Все пройдёт. Скажи, как на духу:
Это ль выбрал сам?
Все пройдёт. Ты тоже все пройдёшь
Обещавший вешние сады
Да пошлёт тебе в конце дороги дождь,
Что сотрёт следы.

(на крышах, особенно на старых домах - в самом деле рыжеватый то ли мох, то ли лишайник. И да, по дороге не елки-пихты, а в основном ивняк, березы - ну и лиственницы тоже, их там много и к 21 сентября они почти все уже были в золоте)

Мышь, по ее собственному признанию, часто пишет что-то по ослышке (на фэндомной битве ее текст-кроссовер с Сильмом был по ослышке как раз - что братья Бестужевы все назгулы (в оригинале было - натуралы)), а тут она как раз эту ослышку и породила, сказав что-то про местную водную артерию. Ну а Динотерии - это давняя любовь, с Бессарабских князей

6. *** речка Мыкырт

Водная артерия
Солнышком играет.
Плохо Динотерию
В забайкальском крае:
Здесь тюрьма трёхстенная
И гора с четвёртой,
Время постепенное
Не мешает мертвым.
Смотришь в небо - солнечно,
Дождик или снег...
все с тобою кончено,
человек.



Результирующая оказалась странной. Писал в течение почти всей дороги (нет, вру, только три дня). И да, как есть люди, покусанные Бродским, то я покусан Антрекотом, в чем вполне сознаюсь и не возражаю.

7. ***
Многострадальный Иов, потерявший своих детей
Никогда не видал бегемота, собранного Господом из подручных частей,
не улавливал левиафана удой, но желал, чтоб Ты, Господи, вышел навстречу
И сказал, для чего это все. Чтобы стало легче

Многоочитый вол выходит к нему из куста,
Говоря, что господня милость всегда такова: страшна и проста
Одинокому взгляду в ней трудно узреть и узнать не беду, а награду,
Так что проще запомнить. И вол прикрывает три глаза кряду.

Многострадальный Иов садится средь дороги в пыль, в лужу и грязь
Раздирает свои одежды и требует в небо: Адонай, выходи на связь!
Я уже потерял все то, что прежде знал своим: скот, сыновей, надежды
Я хочу узнать, для чего? - И слышит голос почти безмятежный:

Понимаешь, Иов, тебе твоё время - камень, боль и песок,
Для меня же время никакого значения не несёт,
Потому все, что случилось с тобой вчера, всегда, сегодня с утра
Для меня одновременны выходу стражников из крепостного двора,

прозябанию узника в каземате, мучению Евы, рожающей в первый раз
Дороге страданий Сына, удушью пяти казнимых, всему, что осталось незримо.
Так что же ты хочешь сейчас?

Иов отвечает: скажи мне, что все не зря.
Я могу сидеть и кричать с ноября и до нового ноября
Ты творил миры и задумал меня вместе с первым Адамом в Эдемском саду
Ты же знаешь: пока не ответишь и я не уйду.

Говорю, говорит Господь грозовых небес, золотых небес и иных высот.
Говорю: ничего не канет бесследно и прахом в прах не уйдёт.
Ева, и пятеро, Сын мой любимый, и ты тоже.
Все проходит и это пройдёт, и пройти никогда не сможет

Потому что любая беда сейчас и блаженство - тоже сейчас.
И довольно с тебя в этот раз.

Многоочитый вол опускает копыта поглубже в ил
Проверяет, не забыл ли он тут чего-то, но нет, не забыл
Делает заметку на третьем веке: рассказать про время Иоанну с Крита
У него удивительное стилистическое чутьё, сколько будет открытий!
один и море

внезапный Динотерий

Вот здесь лежит триптих про Бессарабского князя Динотерия Пятого. Почему его именно так зовут, что он вообще такое - там есть несколько пояснений, да, видимо, к Миру Оборотней он тоже как-то относится, не иначе, как был оного мира первым приветом:-).
И что-то он тут вдруг... зашел еще один раз. Несколько, правда, в другом раскладе.

***
этот город выбелен злой зимой,
в нем живые обречены.
Динотерий пятый пришел домой
со второй гражданской войны.
белый город, тьма его и стезя,
его слава, пепел и дым -
и война перед князем стоит, грозя
и не может расстаться с ним:
- Отдавай, что знаешь в своем дому,
что не знаешь - отдай вдвойне!
Динотерий знает свою вину
и не служит своей вине:
он забыл на вкус поцелуй жены,
он забыл голоса детей
Динотерий пятый пришел с войны,
потому что погиб на ней.

(да, здесь есть и поездка этой зимы на Нижнюю Волгу, в Астрахань и Волгоград, и белый мой город, несбывшийся опять...)
свобода/они

Оксана Ивановна и медицинские документы,

или любимый историк о любимом фильме. (табличка сарказм на всякий случай)
(сохранение черновика меня жестоко подвело и большая часть вчерашнего текста канула. Ну, ок, значит, такова ее судьба и рассказывать надо иначе)
но тем не менее, начать придется с того же самого, что, собственно, и послужило стимулом к написанию этого вот поста. О.И.Киянская завела твиттер ((https://twitter.com/kianoks, если вдруг кому надо), где обещала рассказывать подробно свое мнение о фильме Союз Спасения (она была там консультантом). Не только, но и, да, там и про следствие есть, и, наверняка, еще всякое, я же хочу остановиться вот на каком пассаже (касающемся как раз фильма, который - фильм, в смысле - Оксане Ивановне, конечно же, понравился)
Понравился Пестель. Говорят: он скрежещет зубами и вообще нервный. Ау, ребята, он такой и был. Он несколько часов пролежал без сознания на Бородинском поле, контуженый и раненый. Чуть не умер. И всегда с собой носил яд
итак... что же здесь не так? ну, кроме самого утверждения "он такой и был" сразу хочется спросить, когда познакомились-то, до войны или после, а то, говорят, что после войны у Павла очень уж характер испортился, еще семь-восемь понятном у глюколова, но весьма странном у историка. Если так заявлять, то надо, как минимум, факты приводить, ссылки там, документы всякие... О них - см. ниже
Собственно, эпизод из фильма, где показан припадочный нервный и контуженный Пестель - это вот какой (привожу по конспекту Мыши, сделанному за три просмотра фильма и по аудиозаписи): "Пестель пытается упасть, обеспокоив этим «армейского финансиста», шепчет что-то неуловимое и бессвязное, потом поясняет: «Всю неделю боли… Это из-за контузии, сейчас пройдет»." (сцена с Юшневским, известия о грядущем аресте и майбородском доносе). У Павла Прилучного, если верить вики-статье про него, в анамнезе занятия боксом и около десятка сотрясов, так что что такое контузия он, я думаю, в курсе, от чего бывает и как может проявляться - представляет себе. Ну и изобразил, в меру представления.
По словам Киянской (в рамках вот этого мероприятия), сценаристы фильма сделали так, как О.И. им рассказала со ссылкой на архивные документы(с). Ну, или почти так сделали, или творчески переработали, главное - они опирались на архивный документ, который О.И., им показывала, мол, вот там-то все подтверждается, и про нервы, и про контузию. Так вот, кажется - кажется - я знаю, что это за документ, более того, О.И. приводит ссылку на него в своей книге ("Разведчик-заговорщик", если мне не изменяет память). Одна проблема - в нем ни слова нет про контузию.
Это несколько писем от 1816 года Александру I по поводу прошения Павла Пестеля об увольнении в отпуск на 8 месяцев для лечения. Письма Барклая де Толли (к нему обратился Витгенштейн, чьим адъютантом был Павел), самого Павла (собственноручное, с таким обращением и формулировкой просьбы, что ощущение, будто человек несколько... ну, с температурой, как минимум) и главного по армии Медицинского инспектора Якова Виллие с необходимым медицинским свидетельством ( "Адъютант Графа Витгенштейна Кавалергардского полка Порутчик Пестель в сражении под Бородиным ранен в левую ногу пулею, которая, раздробив кость, прошла сквозь мягкие ткани. Хотя рану, по отделении косточек, затянуло, но Г. Пестель чувствует жестокую боль в ноге, которая сверх того пухнет, и в которой остается до сих пор большая слабость." Это пишется 4 апреля 1816 года, стало быть, уже три с лишним года ранению). И да, скажу еще раз: в нем нет ни слова про контузию.
О чем речь, что это за рана? Именно та, про которую писала Киянская в твиттере? в результате которой Павел пролежал много часов на поле боя, раненый и контуженый? Э... нет. Не совсем. То есть, да, ранен в Бородинском сражении Павел действительно был - "и под самый уже вечер ранен ружейной пулей в ногу" (ВД4). Но вот много часов на поле боя он явно не лежал. Во-первых, ранен он под финал сражения, когда на помощь Литовскому и Измайловскому полкам подошли уже другие части, чтобы прикрыть отступление (по разным источникам это или части Финляндского полка или того же Измайловского, к сожалению, сейчас не могу найти ничего точнее). Так что никто не бежал, теряя тапки раненых офицеров. И главное: к концу лета 1812 года в российской армии начала налаживаться медицинская служба, потому что Яков Виллие уже оставил своего самодержавного пациента и занялся более важным делом.

Вот википедийная статья о Якове Виллие, военном враче, лейб-хирурге российского императорского двора, организаторе военно-медицинского дела в Российской армии. А вот - письмо Виллие Аракчееву о состоянии медицинской службы, написанное в селе Красная Пахра 12 сентября (ст.с) 1812 года. В письме, кроме истории о том, как и почему Виллие оказался во главе военно-медицинской службы, есть так же рапорты, присланные самому Виллие: от генерал штаб-доктора 1 Западной армии Гесслинга и штаб-доктора 5го корпуса Канельского. Именно второй наиболее интересен: Канельский приводит поименные списки офицеров гвардейский полков, погибших или раненых во время Бородиской битвы ("О числе Убитых и раненых Лейб Гвардии полков штаб и обер офицеров в Сражении при деревне Бородино; а равномерно и о нижних чинах ранненых, убитых и без вести пропавших при сем"), причем списки эти отосланы Виллие 15 сентября 1812 года, но явно составлены были раньше. И да, наш герой(с) там есть среди раненых Литовского полка, правда, его рана и рана Ник. Пущина перепутаны: "Пестель картечью в ногу / Пущин пулею в левую ногу" (а было ровно наоборот). И да, контузии и ранения описаны как явления разные, термины употребляются как положено, а не рендомно. Так что - нет, никакой контузии тут не зафиксировано, ни у Пестеля, ни у Пущина.
Итак, пока на утверждение Киянской про то, что Пестель пролежал несколько часов контуженый и раненый, чуть не умер и т.д. можно возразить с привлечением документов:-)

Хотя, конечное же, ранен он был, да, и яд действительно купил (в Лейпциге, после Битвы народов, то есть в 1813 году). Но далее яд этот всплывает уже после ареста Пестеля, точнее - когда его помещают в камеру в равелине Петропавловской крепости, вот тогда при обыске находят этот яд. Павел так и пишет: "нашел я сей яд в одной аптеке и дал за него червонец", хранил у себя секретно и, когда отъезжал в Тульчин, взял его с собой на всякий случай (ВД4, ответы на допросные пункты от 1 апреля). На мой взгляд "хранил" и "всегда носил с собой" - это разные действия, тут я поверю, разумеется, Пестелю, а не Киянской:-).
И все же - ранение есть, последствия его очень и очень тяжелы. Только это, ну, в самом деле, не контузия, не сотрясение мозга - а, судя по всему, что только можно про ранение это выяснить, остеомиелит. Чаще огнестрельный остеомиелит возникает при недостаточной хирургической обработке раны. Надо сказать, что недостаточной обработка оказалась еще и потому, что опоздала на месяц.
Вообще, с установлением диагноза через двести лет:-) есть немало сложностей: нет рентгена, нет анализа крови, даже нормальной истории болезни не найти, только косвенные данные, не всегда понятные. Например, вышеприведенное заключение Виллие (через три с лишним года после ранения), или письмо Якова Щировского от 13 апреля 1813 года (Щировкский - врач из Калуги, оперировавший Павла через месяц после ранения. Кстати же, каким образом и почему Павел оказался в Калуге, тогда как остальных раненых направляли в основном в Рязань - так и осталось неизвестным): "Наступаете ли вы ею [раненой ногой] довольно твердо? Не чувствуете ли некоторой боли в кости, против коей была рана? Желательно бы знать подробно отделившуюся частичку кости? Тонка ли она наподобие бляшечки или толста? бела ли или черновата?" Щировский, похоже, пытается узнать, точно ли отломок кости вышел ("бела", "наподобие бляшечки" - видимо, имел в виду кость разом или надкостницу) или это уже ("черновата") остеомиелитный секвестр? Не уверен, что такой термин существовал на 1812 год, но болезнь явно была и приметы ее врачи могли знать. К сожалению, отделившаяся частичка кости была вряд ли первой и уж точно не последней, какую-то Павел даже переслал родителям - Бог весть, зачем. Явно были частички и белы, и черноваты, и опуханием ноги сопровождались, и ходить Павел мог не всегда, в 1813 году к армии возвращался на костылях. И до 1816 года "здравие ... не приведено в надлежащее совершенство"(с), до такой степени, что пришлось просить отпуск.
Конечно, такое состояние может способствовать развитию стоицизма (и бруксизма), но во-первых, не обязательно, во-вторых после полученного отпуска (проведенного дома, а не на водах, которые рекомендовал Вилие) рана перестала беспокоить, хотя, похоже, излечения не произошло. Это я предполагаю по тому, что во время заключения в Петропавловской крепости болезнь возвращается. Собственно, очевидцы казни (больше одного) писали, что Павлу было явно трудно идти, а через порожек в воротах его пришлось переносить солдатам, сам он не мог шагнуть. И нет, похоже, что не только в тяжести кандалов тут дело было.

конечно, все это можно счесть придирками, мелочью - велика ли разница для человека, от медицины далекого, рана там, или контузия - главное, что с войны и с последствиями. Просто это для меня - явное подтверждение тому, что он такой не был. Не контуженный, яда с собой везде не таскал... и, наверное, не скрипел зубами по любому поводу, не был фанатиком свободы(с) и не жаждал всех убить и зарезать ради светлого будущего. А кто там в фильме таким и был? - да кто его знает, однофамилец, наверное.
Атена

Тюрьма и воля, пьеса-эпилог

25-27 октября прошла игра МГ "Телерийский десант" Тюрьма и воля. Место действия - город Дубравник, некий аналог Харькова, время действия - осень 1880 года. Сюжетные коллизии обозначены в названии.
с игры пишутся отчеты, стихи, рисунки даже есть. А это вот не отчет, нет, эпилог и даже пост-эпилог, если можно так выразиться.
все действующие лица реальны, то есть - в самом деле были на этой игре (один в качестве призрака, еще один - покойника). И да, у пьесы есть, так сказать, источник вдохновения - в принципе, он вполне тут виден, если кто читал. :-)

***
Сцена представляет собой длинную комнату, яркость освещения в ней меняется в течение действия несколько раз, выделяя то одну, то другую локацию. В это же время "неосвещенные" локации не замирают, если это специально не оговорено. В комнате в торцевой стене окно, занавешенное белой тюлевой занавеской, с противоположной стороны плита и буфет, два стола - круглый возле плиты и длинный овальный практически под самое окно.
За круглым столом сидит Девушка в белой блузке (Софья), возле нее - Анастасия Павловна с плойкой и Баронесса Юлия.

Анастасия Павловна: Почему все эти передовые девушки обязательно так коротко стригутся?
Софья, смеясь: Это вы еще Римму не завивали!
Анастасия Павловна, строго: Ей можно, а вам сегодня надо быть особенной красавицей. Мария Николаевна, что вы говорили про марлю?
Мария Николаевна, входя: Вот, милочка, только боюсь, ее надо будет крахмалить...
Доктор, входя следом за Марией Николаевной: Кстати, бытовал способ наложения лангет для младенцев из сильно накрахмаленной ткани. Только от него быстро отказались, потому что мыши объедали крахмал... Дамы?
Баронесса Юлия и Анастасия Павловна выразительно переглядываются.
Доктор: Вы мышей боитесь?
Баронесса Юлия, Софье: Вам надо будет завести кошку. Теперь ведь уже можно завести кошку, правда?
Софья: Конечно, можно.
Дмитрий Габричевский, входя: С кем я связался? В конце концов, Анастасия, если так пойдет дальше, будем гулять прямо в городском саду. (оживляясь) Кстати! Я же могу там фейерверк...
Анастасия Павловна, строго: Нет, Дима, только не ты.
Баронесса Юлия: А что случилось, Дмитрий?
Дмитрий Габричевский: Госпожа Щукина просит еще за аренду бального зала. Говорит, что это - самый большой зал в городе и что она никак не может согласиться...
Баронесса Юлия: Сколько ей не хватает?
Дмитрий Габричевский: 250 за аренду и фуршет
Софья, пытаясь встать: Да зачем же еще...?
Баронесса Юлия: Боже мой, какие мелочи. Римма, вы позволите?

(над ближней частью длинного стола загорается свет, становятся видны Римма и Иван Реннер. Они сидят рядом, держась за руки)Collapse )

*) - цитата из пьесы в стихах "Невеста офицера", авторства Оливии.
млечный путь

палеонтология Кронверка

***
...тридцатилетний полковник Пестель целует руку убийце брата.
черт его знает, какие вести придут из крепости домой и обратно?
что значит "ты чист", а что "будь же покоен", этцетера и этцетера?
но брат все равно что покойник, в этом месте сквозит - дыра
через все земные слои пробита
до мезолита
и далее -
но ведь вы ее не видали? - нет, вы не видали

полковник Пестель второй (пока не разжаловали)
тяжко идет в цепях, понимает, что как-то не время жаловаться.
Конвойный утешает: "Зато вам не придется - обратно!"
...полковник до одури боится увидеть брата -
но в оцеплении павловский полк, слава Богу, что так повезло.
все начинается с Кронверка, все, что здесь есть - все отсюда пошло:
железный век,
бронзовый век,
каменный век
в основании свай эшафота ледника нерастаявший снег.

полковник Пестель сосредоточенно хмурится, потом высоко поднимает брови:
"Это что - виселица? Как-то слишком. Боевых офицеров, вроде,
могли бы, в конце концов, и расстрелять, а?
Как вы думаете, Кондратий?"
Штатский Рылеев скалится: "Бросьте, зачем нас делить-то?
Всем нам хватит и одного бревна!"
...эволюция прорастает в Кронверк от мезолита
отпечатками папоротника и плауна:
на гвардейских мундирах - золотом
бороздой от веревки - по горлу.




Collapse )
свобода/они

*** (про Кондрата)

Шел Кондрат
В Ленинград
,
А навстречу — все-то пушечки в ряд,
от каждой - три залпа в упор -
вот и весь разговор.
Шел Кондрат
наугад
в темноту, куда глаза не глядят.
вроде шел по кривой,
а вернулся домой -
на кой черт ты такой?
в доме стены-то - бумажной прочности,
по бумаге слова быстрым почерком:
все о благе, о свободе - а как посмотреть:
так за каждое слово смерть.
Глупый, глупый Кондрат!
кабы был ты с оружием взят,
а совсем хорошо, кабы был бы один
на Неве среди льдин -
а ребята бы навстречу в Кострому ушли
и не пали под картечью, а путем земли
проросли бы в новом мире, где не будет зла...

...а по площади:
"Залп!"
млечный путь

Р.

"чей водород проплывает мимо, чей алеф - иль текел - несет стена"



не имея понятия, чей это алеф, иль бет, иль гимель,
он все смотрит на воду, гадая, что там с другими.
он смотрел бы в огонь, да только в печи давно все черно - зола.
а еще он боится, еще не может смотреть в зеркала,
потому что там по амальгаме плывет, дробится,
расплывается бледным пятном незнакомец, убийца,
неудачник, предатель, чужак - есть еще имена?
лучше пулю бы в глотку, а не в стакан вина!

...а вода, говорят, холодна, и заставы по всей столице.
он глядит на пустое окно, видит мертвые лица
(среди них своего не узнать - вот и ладно, стекло целей)
страх вползает печным угаром из всех щелей:
может, надо бы, лучше!.. - да вот бокал тяжелей пистоля.
где-то "многая лета!" поют - да, кому и такая доля,
а кому и свинцовая Лета, что стала застывшей Невой...
он глядит в черноту, он не знает, зачем он живой.

(примерно подходит под состояние Р. после Сенатской, пока он ждал - то ли врача к Пьеру Бестужеву, то ли ареста, то ли всех тех, кто в оригинале тогда и пришел)
П.

снежная королева 1825 года

<"...просто из буквы "о", "ж", "п" и "а" слова "счастье" никак нельзя сложить"
кн. Трубецкой в коллективной одиночке>



не королева снежная -
заледенелый царь.
стоит толпа мятежная
и твердо смотрит вдаль,
пытаясь выложить на льду,
расколотом на части,
не кровь, не гибель, не беду -
но "свобода", "честь" и "счастье"

ах, старый барон, ах, добрый барон,
ловите свою удачу!
и пару коньков, и пару коньков
и пару коньков в придачу.

Отчизна - царство инея
от севера до юга.
стоят полки (и с ними я),
а выше только вьюга.
о ком жалеть и что беречь
без нашего участья,
когда обрушится картечь
на свободу, честь и счастье?

ах, старый барон, ах, добрый барон,
да нет, я уже не плачу
я просто плачу, по счету плачу -
и пару коньков в придачу.
млечный путь

Барятинский - глосса без голоса

(тут нужны два эпиграфа: один с "Петровского" - но я не воспроизведу этой надписи на латыни. Переписка мелом на доске между Барятинским и Волконским и финальная фраза этой переписки от старшего князя: "жить необходимо" - по-моему, именно на латыни, с Хильды бы сталось.
второй - в комментах к этому посту Тикки: https://tikkey.livejournal.com/540002.html "(да еще и цветных ниток клубок и гранатовый розарий, разве можно плакать при таких щедротах))" - в самом деле, разве можно?..)

***
у меня есть грифели - черный и синий,
есть доска - записывать мысли и фразы,
собеседники есть - беда и бессилье
(а иным здесь тяжело, они уходят сразу)
а еще есть звезды все - где-то там, над крышей,
небо бесконечное, как все в этих широтах -
посмотри, как я богат! - ну, тише ты, тише
<разве можно плакать - при таких щедротах?>

у меня есть время - все, что твоим не стало,
у меня есть все года, дни и минуты,
есть листки календарей, разве того мало,
чтоб гадать: ну, почему же ты, ну, почему ты
не дождался этих звезд и небес шафранных?
дней, настоянных, как водка, на одних восходах
и одних закатах?.. - да, мне уже не странно:
<разве можно плакать - при таких щедротах?>

разве можно не просить у милости - малость:
то ли легкой смерти - то ль бумаги почтовой,
то ли чтоб эта ночь скорей бы кончалась
и почти не важно, чем, коль я уже - готовый!..

- Нет еще.
он говорит и проходит мимо...

...ты прости, что я и так точно знаю, кто ты,
ты прости, что я забыл, что жить необходимо
и - <разве можно плакать - при таких щедротах?>
млечный путь

Саше

(церковь на Завальном (ударение на первый слог, что неожиданно) кладбище в Тобольске - в честь Семи отроков Эфесских. Еще говорят: Семи спящих отроков. Вот их история, впрочем, узнал я ее несколько позже... после 7 января, после дня рождения А.П. Барятинского (по старому стилю), отмеченного довольно своеобразно. Но ему, думаю, понравилось)
а вообще это о тамошних местах... и не только местах.

Саше

Тут все видали виды, каких и не видали:
куда на запад ближе, чего тебе еще?
(а кладбище на горке, за городом, за валом
и небо зимним золотом сияет горячо)
Когда беда окончится и станет просто памятью
(ах, звон Преображения, ах, звон на Рождество!),
спроси эфесских отроков, мол, хорошо ли спали вы?
Знакомые ль созвездия прошли над головой?
Им нет имен, и звезды далекие до боли.
Но вдруг им снился полдень? в полуденном краю,
над всей землей забвенья ли?..
(поет вода в Тоболе
И небо золотое, наверно, как в раю).