?

Log in

No account? Create an account
About this Journal
Current Month
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
21 июн, 2014 @ 05:13 и с музыкой
Музыка: что ж это кроется в нашей судьбе
от Истарни - Пушкин (но он уже был!) Толкиен...
это сложнее, потому что это - очень много разом и, к сожалению, есть еще такая сложность, как разница переводов. Я, вообще-то, кистямуровец:-), с этого начал, так оно как та первая любовь, да:-). "В Арверниене свой корабль сооружал Эарендил" - сразу понятно, куда тут ударения, да?:-) - а звучит, а - эта музыка была первой, что отозвалась мне. или я ей, не знаю...
ладно, я могу долго рассказывать, но лучше дам слово другому, меня, в принципе, об этом и просили.


Имрам

И вот из просторов бескрайних вод,
гонимый пенной волной,
в туман, воротившись из дальних стран,
корабль пришел домой —
в Ирландскую землю, где колокола
в Клуан—ферта на башне бьют,
где лес темнеет под сводом небес
и туманы стеной встают,
где Шаннон в Лох—Дерг течет не спеша,
где дождя висящая сеть —
сюда святой Брендан пришел навсегда,
пришел, чтобы здесь умереть.

«Отец, ты мне расскажи, наконец,
и ничего не таи —
о том, что встретил в просторе морском,
что узрели глаза твои.
Живет ли за морем эльфийский народ,
чьи скрыты от нас острова?
Семь лет ты искал — так нашел или нет
ту землю, что вечно жива?»

«Много забыл я того, что чудно,
но не забыть никогда —
поныне стоят пред глазами они:
Облако, Древо, Звезда.

Целый год мы плыли вперед и вперед,
и нам не встречалась земля,
нигде мы не видели птиц на воде,
ни встречного корабля.
Вдруг темное Облако встало — и гром
раскатами загремел.
О нет, не закат то был, не рассвет,
но запад побагровел.

И прямо под Облаком встала гора —
отвесные склоны черны,
вершина курилась, и были в тиши
удары прибоя слышны;
жерло на вершине пылало светло,
как пламя небесных лампад:
гора, словно столп, подпирающий Храм,
корнями сходила во ад.
Стояла она, основанье тая
во мгле затонувшей земли,
куда после смерти ушли навсегда
далекой страны короли.

Во мраке угрюмом утихли ветра,
и весла ворочали мы —
нас мучила жажда, и голод был жгуч,
мы больше не пели псалмы.
Зато миновали мы Облако то,
и открылся берег высок:
спокойной волною стучался прибой,
катая жемчужный песок.
Нам мнилось — неужто здесь будет волна
наши кости катать века?..
Найти не могли мы на скалы пути —
уж больно стена высока.

Вокруг мы пошли и увидели вдруг
обрывистый фьорд меж скал —
по водам свинцовым вошли мы в него,
и сумрак нас вновь объял.

Гребли мы все дальше в глубь этой земли,
ни звука вокруг — тишина,
лишь слабые всплески из—под весла —
святою казалась она.

И мы увидали долину, холмы,
чредой уходившие вдаль,
горела долина та, вся в серебре,
как будто Священный Грааль.
И Белое Древо росло посреди —
такие, должно быть, в Раю, —
в бездонное Небо вздымалось оно,
подъемля вершину свою.
Тяжелою башней высился ствол,
и крона была густа:
как лебедя перья, снега белей,
ладонь любого листа!

Недвижным казался нам, словно во сне,
под звездами времени бег.
И думали мы, что себе на беду
не уйдем отсюда вовек,
что останемся здесь, — и, отверзши уста,
тихо начали петь,
но сами дивились, что голоса,
словно в храме, стали греметь.

И листья, как белые птицы, взвились,
и дрогнуло Древо тогда —
лишь голые ветви остались да ствол,
а листья смело без следа.
И слово певучее к нам донеслось,
какого не знали вовек!
Не птицы то пели из горных границ,
не ангел и не человек,
а род благородный, что в мире живет
за дальней гранью морской:
но моря холодны и воды темны
за Белого Древа землей».

«Два чуда ты мне описал. Я хочу
о третьем узнать наконец!
О, где твой последний рассказ — о Звезде?
Зачем ты таишься, отец?»

«Звезда? Ее я увидел, когда
встал на развилке путей —
лучи на окраине Внешней Ночи,
у врат Нескончаемых Дней.
С карниза там мир обрывался вниз,
и вел на неведомый брег
висящий над бездной невидимый мост,
но там не ходил человек».

«А мне говорили, ты в некой стране,
в последней стране побывал —
без лжи мне об этой стране расскажи
и что ты там повидал!»

«Звезду еще в памяти, может, найду,
и помню развилку морей —
дыхание смерти там бриз колыхал,
нет слаще его и нежней…
Но коль ты желаешь изведать ту боль,
узреть, как растут те цветы,
на небе ль каком или в дальней стране —
тогда выйди в плаванье ты.
И море подскажет дорогу само,
и парус тебя будет мчать —
и там ты изведаешь все это сам,
а я теперь буду молчать».

В Ирландскую землю, где колокола
в Клуан—ферта на башне бьют,
где лес темнеет под сводом небес
и туманы стеной встают,
пришли корабли из дальней земли,
откуда пути нет назад —
сюда святой Брендан пришел навсегда,
и здесь его кости лежат..

и то, что по-другому, но, кажется, о том же самом -
Колокол моря
Вдоль прибрежной гряды я бродил у воды; Там попалась мне ракушка, странно-светла Звездный отблеск со дна; я нагнулся - она, Словно колокол моря, мне в руку легла. И дано было мне ощутить в глубине Нарастающий гул, шорох волн о песок, Колыханье буев и томительный зов Из-за дальнего моря - неясен, далек.
И почувствовал я, как пустая ладья По теченью скользит в угасании дня. "Срок последний истек! Поспешим! Путь далек!" Я вскочил и воскликнул:"Возьмите меня!"
/.../
Город спал до утра; бесновались ветра, За окном - ни души. Я присел на порог. Мелкий дождь моросил, сор потоками плыл, И отбросил я прочь что доселе берег: Горсть златого песка, что сжимала рука, И морскую ракушку, что смолкла навек. Никогда уже вновь не услышать мне зов, Никогда не ступить на сверкающий брег, Никогда, никогда. Я бреду сквозь года По глухим переулкам, где серая тень. Вдаль с тоскою смотрю, сам с собой говорю, Но ответа мне нет и по нынешний день


(по ссылке должно все открыться, оно огромное, поэтому я так... коротко:-))

-----------
и от нее же - вот такая просьба: "кого-нибудь из малоизвестных (и не-фэндомских тоже) поэтов"
некоторое время я думал:-). Тот, кто мне малоизвестный, может оказаться классиком каким-нибудь, с меня станется!:-) А потом понял - да, есть такой. И поэт, и - как поэт - вполне мало, точнее, ограниченно известный. И совсем не фэндомский.
Михаил Докин, актер Театра на Юго-Западе. И еще вот здесь, в общем-то, сказано достаточно - про его роли, его театр... Мне Докина на сцене увидеть не повезло, Михаил умер в 2008, а толком на Юго-Запад я стал ходить с 2009, но мне уже кажется, что я могу его представить вполне. Да и записи кое-какие остались. Общее мнение, что Михаил Докин еще и поэт, мне казалось... ну, скажем так, несколько преувеличенным, поэтом он мне казался так себе, стихи неровные, иногда какие-то... наивные, что ли. А в прошлом году 14 июня, в день рождения Докина в Арт-Кафе театра был вечер памяти. Актеры читали стихи Докина и пели - и я понял, как был неправ. Вполне он поэт, только стихи его сразу были - или должны были быть - песнями. С того вечера есть запись трех песен - я дам ссылку на одну в конце поста, а пока, все-таки, покажу один стих. Это - посвящение театру, именно Юго-Западу, каким он был, наверное. И еще - посвящение двум актерам этого театра: Надежде Бадаковой и Алексею Ванину. Вот здесь должен быть фрагмент такого... капустника:-), юбилейного вечера Ванина (1994 год, ему сорок лет), уже после бенефисного спектакля "Три цилиндра". Там вполне слышно, но пусть еще и здесь будет:

Театр есть театр.
Испепеляющий магнит.
Мой зритель у дверей
Нетерпелив
В который раз.
Мой тёмный, тёмный зал
Как прежде
Бережно хранит
Волнующий восторг
И теплоту актёрских глаз
Пускай труба
В себя возьмет
Последний воздух
Из груди
И оживет
От теплых губ.
В восьмом ряду сидит
Обыкновенная судьба,
Делённая на всех,
И тех кто добр,
и тех кто злюч.
Мы для неё – оркестр
И каждый в нём – своя труба.
Опять слезу и смех
Связал узлом
Скрипичный ключ.
Наверное зерно
Вдруг затерялось
На ветру,
Наверное пророс
Тот колосок
В душе у нас.
Наверно это то,
Что пожелать нельзя врагу.
Наверно это то,
Что нас спасёт в который раз.

И - песня, которую исполняли актеры театра Олег Анищенко, Фарид Тагиев, Михаил Белякович, Максим Лакомкин. Текст из "На Дне" читает исполнитель роли Актера - Александр Задохин, на скрипке - Анастасия Голышкина.
Что ж это кроется в нашей судьбе
Вилами водится в мутной воде,
Жить не даёт ни тебе и ни мне?
Правила вводятся, только не те.

Хочет тебя заложить за пятак,
Держит в руках, не удержит никак.
Кто впопыхах нас купает в грехах,
Нам прояснится, как водится, на Небесах.
About this Entry
звезда аделаида
[User Picture Icon]
From:naiwen
Date:Июнь, 21, 2014 03:15 (UTC)
(Линк-на-тред)
Задумалась, кого бы я выбрала в качестве "малоизвестного нефэндомского поэта" :)
Габай вот - Наталья на днях его стихи постила.
Юрий Домбровский - не знаю, насколько он малоизвестный в качестве именно поэта, а не прозаика?
А еще - Борис Рыжий, певец голодных и свободных девяностых.
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 21, 2014 18:45 (UTC)
(Линк-на-тред)
Борис Рыжий - это должно быть как минимум интересно!:-)
[User Picture Icon]
From:sophie_shulman
Date:Июнь, 21, 2014 18:22 (UTC)
(Линк-на-тред)
Спасибо! А в чьем переводе "Имрам"?
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 21, 2014 18:44 (UTC)
(Линк-на-тред)
Не помню:-(...
[User Picture Icon]
From:hild_0
Date:Июль, 15, 2014 15:07 (UTC)
(Линк-на-тред)
"В Арверниене свой корабль сооружал Эарендил" - да, это любовь с ранних лет.
Имрам - прекрасен, спасибо. И - очень естественным кажется и то, что эльфы подхватили псалом, и то, что за Звездой - плыви сам, если захочешь, потому что так - правильно будет.
И за Докина спасибо, я о нем не знала. И песня - очень.