July 25th, 2016

млечный путь

к дате

выложу еще кусок своего бесконечного текста - исторического романа из альтернативной истории, так сказать. Заодно - вот такое заодно - поздравляю Любелию с днем ее рождения, и потому хочу рассказать историю не о казни. А, наверное, о справедливости, которая и в нашей реальности тоже осуществилась - но несколько позже, так... на пятнадцать лет позже, но на то и альтернатива, чтобы не ждать слишком долго.
Расскажу я тут историю про одного из самых любимых околодекабристских персонажей. Это человек, про которого известно имя, фамилия, должность - и то, что он, будучи в самом центре событий, остался жив, цел, не осужден, а даже напрасно занимал каземат. Это денщик Павла Пестеля Степан Савенко, про него уже было в воспоминании Лорера о днях перед арестом Пестеля, а вот теперь пусть будет часть его - уже альтернативной - биографии. В двух частях - с перерывом в полтора года.

Кавказ, Эриванское ханство, расположение штрафного гвардейского Сводного полка(1)
август 1827 года


...Степан иной раз гадал — что ж себе думал-то новоиспеченный гвардии капитан, что все ему с рук сойдет? Что люди на него, как на этого... ну, как его там... ну, на защитника спокойствия и прочее — так, что ли, думал, люди на него смотреть будут? Если б он, Степан, вот так на кого донес — так сам, небось, со стыда бы повесился, а этот — ничего, милостей царских полный кошель получил, в Гвардию его перевели... Да как ж так? Ведь Иуда распоследний — а служит, вроде бы, как нормальный человек... Нет, Степан этого понять никак не мог.
Collapse )

Collapse )
ангел

к дате продложение

через полтора года и еще множество разнообразных событий. К тому, что судьба бывает-таки права. А, да. Александр Иванович Пестель действительно служил на Кавказе - это и в нашей реальности тоже было.

Кавказ, крепость Ахалцих
Март 1829 года


...Аркадий Иванович давно привык жить один. Женат-то он был, но жена, конечно же, осталась дома, тем более, что должна была родить, если не уже родила. Аркадий Иванович, после того, как взяли Эривань, получил орден — и отпуск, съездил домой, оставил жене двести рублей на обзаведение, потом жалел, что так много оставил, ну, сколько бабе нужно? Но не возвращаться же, хотя его, пожалуй, в полку уже и не ждали — надеялись. Да, Аркадий Иванович видел, что его не любят, но только пожимал плечами, все равно выгнать его из полка было не за что, а записных, что называется, дуэлянтов полковник Шипов вполне урезонил, а то ведь пытались... Но до вызова не дошло, иначе, пожалуй, пришлось бы либо из полка переводиться, ну, либо подумать, как избавиться от столь недвусмысленной угрозы. Но — спасибо его благородию полковнику Шипову, унял буяна. Так что Аркадий Иванович жил далее настолько спокойно, насколько можно было спокойно жить на войне. Collapse )

Collapse )