August 24th, 2012

черно-белый

Хроники пикирующих крыш

ибо я не один такой.
Вот тут подборка Любелии.
А вот - ну... два моих на ту же тему:


* (идет под кодовым названием "Последняя считалочка")

Мы последний раз сыграем, бросим жребий по траве.
Эта доля - доля злая: разбирайте, кто правей.
Как веревочке не виться - будет "раз" и будет "пять".
Перевернута страница - не успели дочитать.
Строчка-точка-запятая, милость горькая петли.
...облака по небу тают - птицы, горы, корабли.
Город спит, и барабаны не тревожат его снов -
все давно уже не странно, кроме права на любовь.
Выпал жребий из ладони. Барабанный вой: "Пошли!",
но еще одно исполнить, дотянувшись из петли -
все тепло, и все прощанье, все последнее "Держись" -
вся судьба в одно касанье, вся непрожитая жизнь...
...в сером небе бродит ветер, волны к морю. время вспять.
жизнь оборвана на трети, остается - умирать,
мы в последнюю дорогу...

Под ногами пустота.
...а свидетелей немного по ту сторону моста,
серым светом стерты лица - не увидеть, не узнать.
кто бы смог о вас молиться? - раз, два, три, четыре. Пять.



*

время, траченное молью, время, крашеное пылью:
жили-были, стали былью, стали небылью теперь
позабытые усилья,
осторожный счет потерь.
были, не были? - в камины пачки писем, ниткой длинной
зашиваются перины, расшивается тоска
в цвет необожженной глины
лягут тени у виска
через две страницы - кода: сын вернется из похода,
здесь в любое время года только прах и воронье
вот и вся ему свобода -
даже имя не мое
Паша, помнишь? - в самом деле, как мы жили, как летели,
как бояться не умели, как разбились на лету?
мне - холодные метели
с пересылкой на Читу -
велика моя темница! - стылых сопок вереницы,
да китайская граница, ничего иного нет!
...а тебе - чуть-чуть за тридцать
даже через 20 лет.