?

Log in

No account? Create an account
About this Journal
Current Month
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
16 авг, 2005 @ 17:31 Не Иерусалим ли это? (с)
Именно он.:)))
Это такое... начало отчета, с предысторией, которая не была сыграна, но была обговорена между Анной, Аланом и нами перед началом игры. Вообще-то рассказ доходит до второго штурма, если кому интересно, то


Меня зовут Эзра Хаим бен Шломо. А еще меня зовут старый Эзра. А еще меня зовут «Лекаря к воротам!» - ну, тут я сразу прихожу, насколько позволяют старые ноги. Потому как – я ж действительно лекарь.
Мы жили в Ерушалаиме всегда. Нет, конечно, было время, когда отцу моему Шломо пришлось уйти – это-то правильно, иначе не было бы никакого Эзры, да и моей красавицы Рахели могло не быть: наши семьи успели уйти до того, как в Святой Город впервые пришли те гои, с которыми мы теперь этот город и защищаем… Потому как – не отличают гои детей Сарры от детей Агари, ну, что с них взять-то, с гоев? Ну, да ладно, давно это было. Теперь вот – отличают. Научились.
И тоже давно, хотя и не так давно, родились в доме Шломо и Нехамы дети, мальчики – вот, среднего назвали Мордехаем, младшего – Авраамом, а самому старшему дали имя Эзра Хаим. Авраам знал Писание так, как, пожалуй, никто в Ерушалаиме не знал – и его дочь Эстер пошла в него мудростью и хорошей памятью. Мордехай знал и умел делать деньги, из гроша у него вырастал безант так, как из семени вырастает колос! А я всегда знал: Всевышний, да будет Он благословен, дал мне в руки умение лечить – чем я и занимался, когда выучился. Вот, до сих пор занимаюсь.
Жену мою зовут Рахель бат Эстер. Я люблю ее уже лет… ох, сколько же? 50? 60? Ну, где-то так, наверное – с 5 лет, как мы сговорены. Мне было 17, Рахели поменьше, когда мы поженились, и перед лицом Б-га и Израиля, по закону Моисея я надел ей на палец кольцо... Люблю я ее. Что такое – мужчина без жены? Так, мелочь, песок – вот, на кого я всегда смеюсь, так это на гойских священников: как может человек любить Всевышнего, да будет Он благословен, если не решился полюбить родной жены? Как может служить Ему, если не исполняет заповеди, данной еще Адаму и Хаве? Не понимаю. И, если честно – жалею их: ни у кого не было такого счастья, как то, что досталось мне.
Мой младший брат Авраам умер молодым – сердце не выдержало, я и помочь ничем не успел: после полудня заболело у Авраама в груди, в левой руке, в шее – так, словно кипяток лили, а к началу нового дня, вот, только звезда первая взошла – не стало у меня брата, а у маленькой Эстер – отца. Мордехай взял девочку в свой дом, и она жила там, как родная дочь, но, когда Мордехай решил перебираться в Акко, чтобы вести торговые дела и на море тоже, Эстер он оставил со мной. Оно и правильно – что маленькой было делать в чужом городе, когда семья только обустраивается? А Эстер к тому же и сама не хотела уезжать из Ерушалаима.
Вскоре в Акко уехал и муж моей дочери Леи – Шимон. Ох, я же не сказал, что у меня есть дочь! Есть, и даже внучка есть – и обе красавицы, и Лея, и Двора. У Дворы глаза светлые, как у Рахели, серо-голубые, как бывает небо весной, перед восходом солнца… Шимон дочке серьги из Генуи прислал – точно в цвет глаз! Да, вот так, уезжал Шимон в Акко, а оказался аж на другой стороне моря – в Генуе, где богатые купцы – и гои, и иудеи тоже есть, где снег бывает каждую зиму… Уезжал Шимон со смятенным сердцем – умерла его младшая сестра Шошана. Не так умерла, как мой Авраам, но лучше бы так… Тут вот что произошло: есть в Ерушалаиме священник гойский, брат (это они так говорят про себя – «брат», «сестра»… Кому брат, кому сестра? Еще вот «отцы» бывают…) Арнаут. Молодой, с нежным голосом и яростным сердцем – так вот, пришел он однажды по осени к нам в квартал и начал проповедовать, обличать, мол, не торгуйте в Храме… Да кто ж торговал-то? Где мы, а где – Храм? А он все говорил, руками размахивал, потом в Шалаш ворвался (а дело-то было на Суккот), стол перевернул… Шимон не выдержал, решил брата Арнаута выставить, да не рассчитал силу – так оттолкнул, что брат Арнаут упал… два ребра, говорят, сломал, впрочем, я их не считал, эти ребра… А Шошана, она ж добрая, она решила священника побитого до дому проводить – ну и вот… Что уж он ей там наговорил, пока они шли, знать не знаю, и не хочу знать, да только с того дня и не стало у нас Шошаны – обратил брат Арнаут ее в свою веру, так что стала вместо Шошаны… вот, не знаю, кто – мы не интересовались, для нас она – все равно, что покойница. Шимон, правда, пытался сестру уговаривать, мол, что же ты делаешь, да как же так можно… Ну, не получилось уговорить, так что уезжал Шимон в Акко к Мордехаю в большом расстройстве…
…а потом все посыпалось…
Я знал, что, когда хуже будет некуда, придет Машиах. Потому и не уезжал из Ерушалаима надолго – ведь куда же еще идти Мессии, как не в Его Город? Я ждал… до сих пор жду, но вот – вышло так, что прежде Машиаха пришли в город разбитые остатки войска, которое уводил в сторону Кинерета Король Иерусалимский Ги де Лузиньян. Огромное было войско, даже у Бодуэна такого не собиралось, похоже… А, да, это вот – те Короли, что называли себя – Королями Иерусалимскими. Смешные – разве может быть в Ерушалаиме Король не из рода Давидова? Впрочем, я не в претензии к ним – короли приходят и уходят, они – тоже люди, они могут быть разными, и плохими, и хорошими, и почти не быть, как Бодуэн в последние свои дни, как Ги в плену… Да, вот, вышло так – Бодуэн был болен, так страшно и тяжко – никто не мог бы ему помочь, это – лепра, хуже нет… А Ги – муж Королевы Сибиллы, сестры Бодуэна – тот просто повел войско против Саллах ад-Дина – и попал в плен. Это много, много лучше, чем лепра, право же… И лучше, чем то, что досталось разбойнику Рене из Крак де Шевалье – того, говорят, убили прямо в шатре Салах ад-Дина, а труп протащили по стерне, привязав к хвостам лошадей. А Ги остался в плену. Что делать? Мне-то точно было нечего делать – разве что Королева Сибилла решит увеличить налог, чтобы набрать денег на выкуп мужа? Ну, тогда будет, что делать…
Впрочем, мне и так стало, что делать – потому как вести про разгром и про то, что Король в плену, пришли на раненых ногах той самой горсточки воинов ,что смогли прорваться в Город, и Королева получила черные вести одновременно со всеми нами. Раненые были тяжелые – не для молоденьких послушниц из Ордена Госпиталя. Командир отряда рыцарей – громкоголосый Тьерри из Ордена Храма, оказался прямо передо мной, так что думать было некогда, надо было перевязывать. Рана была плохая – рубанули рыцаря по левому боку так, что аж кольчугу пробили – железные колечки попали в рану, нужно было чистить, а крови-то сколько!... Пока я возился, Эстер (со мной она тогда пошла, помогала во всем) перевязала молоденького паренька-оруженосца… А вот другой рыцарь, высоченный красавец, раненый в грудь и в спину, достался послушницам… то ли те чего не поняли, а похоже – просто перевязали там, где увидели кровь (хотя – везде ее было не мало), да вышло так, что вместо груди перевязали… руку. Как этот рыцарь кровью не истек – ума не приложу, не иначе, как еще кто помог… А я пока с Тьерри возился, не подумал даже, что, может быть, какие-то его обеты не разрешают ему у иудеев лечиться… Может так быть, может – ну, да со своими обетами пусть уж рыцарь сам разберется, когда поправится, у меня же – свои обеты, я не могу не попытаться спасти человеку жизнь, пусть хоть в шаббат, пусть хоть гою – все равно. Ну, вот и спас. А потом уже домой пошел.
А тут к нам гость постучался – от Мордехая работник, Ицхак. Письмо он привез, да не от Мордехая, а от Шимона! Вот, тогда мы и узнали, что занесло Шимона аж в Геную… Бывает же… Рахель даже смутилась – она-то Лее говорила, мол, бестолковый у тебя муж, раз не смог ничего на месте добиться. Зато Лея цвела, кружево итальянское, которое Шимон передал, не знала, куда бы применить – на стол уж больно красиво, на волосы – очень уж сквозное… А Дворе как раз тогда те серьги и достались – длинные, серебряные, со светло-голубыми камнями, вроде аквамарина… Эстерка только вздохнула тихо, да на Ицика поглядывала, пока тот рассказывал, как он до Ерушалаима добирался, что по дороге видел. Рахель после того меня в сторонку отвела, попросила расспросить Ицхака поподробнее – кто он сам такой, на предмет того, чтобы посватать за него Эстер. Ох, беда это наша – нет во всем Ерушалаиме подходящего жениха для Эстер, да не потому, что она разборчивая такая, а потому что – нету в Ерушалаиме свободных иудейских юношей… Вообще никаких нет, если честно. А Эстерке уже почти 18 лет! Рахель за нее переживает больше, чем за родную Двору, той-то лет всего 15, время еще терпит, что да, то да… Ну, поговорили мы, оказалось – Ицхак в семье третий сын, двое старших отцу наследники – один на кожевенную мастерскую, другой – краснодеревщик, а Ицик, вот, похоже, больше по купеческому делу – уже и средства есть, не все, что нужно, но есть – а там, гляди, и сам торговать начнет – скорее всего, пряностями… Ну, что сказать – паренек толковый, да одна беда… то есть, как – не беда, конечно, можно даже сказать – наоборот: понравилась ему наша Двора… Да и лет Ицхаку оказалось меньше, чем Эстерке… Н-да…
Ицхака проводили – я пошел поглядеть, как там раненые рыцари. Тут ведь вот как бывает – перевяжешь ты раненого, хорошо перевяжешь, не кровит рана, вроде бы – что еще нужно? будет твой раненый жить, чего тревожиться старому лекарю? А на деле – ох, сколько же всяких бед может оказаться на деле! И рана загноиться может, и заново открыться, и отломок в ране может оказаться – вроде бы и маленький, а бед от него не оберешься… Словом, решил проведать. Ну, заодно и бинты у кого можно забрать – у меня ж не мили этих бинтов. Захожу, гляжу – вроде все живы, даже тот, кто госпитальеркам достался. И раны у них – хорошие, зажили, можно даже бинты поснимать – теперь-то уже все точно чисто. Малый их, оруженосец, которого Эстер перевязывала, ворота мне открыл, выхожу я, слышу – говорит кто-то: «Хороший человек, хоть и нехристь».
Приятно.
Потом Томас к нам зашел. Томас Элейн – он купец, мы с ним дело давненько ведем, человек он честный, хотя немножко… увлекающийся, наверное так. Вот, похоже, и сейчас увлекся – пришел к нам с вестью, мол, Патриарх Ираклий зовет всех христиан на площадь… И чего он к нам-то тогда пришел, каких христиан искать? Рахель, мудрая, спросила: «А зовут именно христиан, или всех жителей? А то христиан тут нет…», а Эстерка и Двора только хихикали. Девчонки! Томас ушел, вернулся, извинившись – перепутал, Патриарх, ясное дело, христиан звал, мы ему ни за чем… Да только – думаю, послушать-то и нам стоит, худа от этого не будет, а что-то интересное услышим… Мы ж близко не подойдем, и так слышно будет, а узнать – не помешает. Вот и узнали.
Оказалось, что в Ерушалаим пришел сэр Балиан д’Ибелин (или не сэр, или как-то иначе… Я ж всех не упомню, как их называть, мне проще по именам, ну, или там – Король, леди, рыцарь… Ибелин вот – тоже рыцарь, не только по званию, а… по жизни, вот как). Был Ибелин в сарацинском плену, но выпросил у Салах ад-Дина один день – забрать из Иерусалима семью: жену и дочку. Салах ад-Дин разрешил, но взял с Ибелина слово, что тот не больше, чем на день в Ерушалаиме задержится. Ибелин это слово дал – да вот ведь, какое вышло дело: сейчас, раз уж Машиах все не приходит, нет во всем Иерусалиме никого, кто мог бы взяться защитить город. А сарацины-то идут! А – командовать некому… Словом, вел Ираклий дело к тому, что, раз Ибелин в городе оказался, то должно ему тут остаться и командовать обороной. Затем и людей на площадь созвали – чтобы, ежели что, уговорили бы Ибелина во много голосов. Да еще Ираклий говорил, что клятву Саладдин из Ибелина буквально-таки выбил, или под угрозой заставил, или там, обманом – и значит это, что не нужно Ибелину эту клятву исполнять. И вообще – раз клятва дана «нехристю», то никакого значения она не имеет. Не могу сказать, что мне такое понравилось, хотя – не удивило, нет. Вот Ибелин – да, он меня удивил. Во-первых – он сказал, что Саладдин не обманывал его, не угрожал ничем, и вообще – клятву свою Ибелин дал… ну, почти добровольно. А потом – и сказал, чем он поклялся… Я так погляжу – Ираклий вообще никакого страха не знает, потому как решил сам (сам! Вот уж точно, что не Ираклиевой душой и жизнью клялся Ибелин, а своей собственной, и сам говорил, что клянется «именем Всевышнего»… И какая разница, что называл он другое имя – отвечать-то придется!), сам освободить Ибелина от его клятвы. Вроде как – Всевышний ему… ох, то ли знак послал, то ли – чуть не явился! Я так думаю, явись сюда вот прямо сейчас – Всевышний, так не стоял бы Ираклий в полный рост на площади, а, пожалуй, что – бежал бы без оглядки… если бы ноги держали. Но Ибелина он своими словами вроде как успокоил, хотя – я вот видел (не по лицу, не видно мне было, но видел, вот), что Ибелин-то как раз понимает, что отвечать все одно придется. И не перед Саладдином, нет… Словом, в итоге порешили, что будет Ибелин обороной командовать, а храмовник Тьерри и госпитальерский командор его будут слушать и помогать ему во всем. Да вот, такие дела…
Мы домой пошли, все говорили, что ничего-то гои про Всевышнего не знают, и что с клятвами как-то так обходятся, будто бы это – только слова пустые…
А потом к нам еще один гость пришел. Про него надо бы чуть подробнее рассказать.
Сколько-то лет назад жил-был веселый разбойник Бехрам. Настоящий разбойник, да еще и сарацин – вот же! И получилось так, что мы с ним познакомились… ну, по делу. Не важно, какому, главное – вот это. Познакомились, потом даже приятелями стали, он у меня в доме бывал не редко. И лечил я его – тоже было, хотя удача от Бехрама не отворачивалась. Да, еще нужно сказать, что, хоть и был Бехрам разбойником, но если Бехрам дал слово – уж будьте уверены, слово он сдержит. Вот… Ну, что сказать? Не отворачивалась удача долгое время, но, похоже, надоело ей в одну точку глядеть – и поймали Бехрама христианские рыцари. Приговорили Бехрама к смерти – было, за что, это так, но Королева Сибилла вступилась и предложила Бехраму условие: ему сохранят жизнь, а в будущем и свободу вернут, если только он, Бехрам, во-первых, примет христианство, а во-вторых, 15 лет будет служить Сибилле телохранителем. Бехрам был молод (да и сейчас, если подумать – вовсе не стар, сорока нет) и жизнь любил… Словом, согласился он. Стал из Бехрама Бертраном и по сей день при Королеве – как верная тень. Только вот иногда – с позволения – в город выбирается, тогда ко мне заходит по старой памяти. Все же не стал он христианином, хотя крест носит такой, что за пол-мили видать, и в храм ходит исправно, а все же – в сердце он так мусульманином и остался. Да я его и не сужу – делать мне нечего, что ли? Я лекарь, не судья.
На сей раз Бехрам (я его Бертраном только при других называю, а дома у нас он – Бехрам, как и был) пришел ко мне не как к лекарю, а как к старому другу… а еще – по делу. Дело было у него такое, что я и не знал, радоваться или печалиться. Очень Бехраму Эстер нравилась – и просто так, и потому, что на тех девушек, что при Королеве состоят, не похожа. Словом, Бехрам принес мешок серебра и сказал, что очень хотел бы взять Эстер в жены. Если я не буду против… А я и не знаю, против ли я, и буду ли против завтра. Но вот – я так и сказал: «Будь ты не Бертран и не Бехрам, а Борух – и вопросов бы не было, а так – не знаю… Последнее слово за Эстеркой будет, если нет – я не стану неволить. Ну, конечно, если это будет – нет». Бехрам вроде как согласился подождать, деньги оставил – «Подарок будет!» и ушел. А я подумал-подумал, ничего не придумал и решил с Рахелью поговорить – только Эстерке прежде ни слова, конечно, а то – кто знает? Рахели не понравилось, что я серебро-то оставил, но иначе сделать – точно Бехрама обидеть, а я этого не хотел. Словом, решили мы пока подумать, но ответа не давать. Потому как – мало ли?
От нашего квартала видно и слышно, как в Храме христианском молятся. Сегодня вот – особенно слышно было: и народу много, и повод еще такой… Я так скажу – христиане, конечно, гои, но, как и мы, когда тяжело или страшно, или просто – непонятно как-то, взывают к Всевышнему, будь Он благословен. Сегодня вот и Королева в храм пожаловала, и Ибелин с семьей, и много кого другого. Двери-то открыты, мы и углядели – и это, и то, что службу ведет брат (или уже отец?) Арнаут, а помогает ему тот самый рыцарь, которого госпитальерки перевязывали. Ну, ничего, живой – на ногах стоит ровно, золотую голову над народом даже и нам с улицы видно, и слышно, что говорит чуть иначе, чем Арнаут, вроде как – не франк этот рыцарь, а, может быть, герман, или, что вернее – англ. Ну, англ, не англ, главное, чтобы был здоров!
А тут настало время трапезе, провели мы ее как должно (хотя, по правде сказать, я за своими мыслями чуть не позабыл, как и что делать! Как погляжу – в пору Эстер вести наши трапезы), а потом попросили меня рассказать историю. Я подумал – что же рассказать-то такого? Может, что-нибудь, чтобы подходило к ситуации в Ерушалаиме? Да только – тревожно нынче и без рассказов таких, а тут все же трапеза, зачем печалить семью? И решил рассказать про то, как у Авраама рождались дети – прежде Ишмаэль (*) от наложницы Агари, а позже – Ицхак от жены Сарры. Оно ведь тоже – в тему пошло, не общегородскую, зато – семейную: Бехрам-то как раз из потомков Ишмаэля будет, хоть и не иудей, а все же не настолько чужой… Рахель слушала, улыбалась – она-то сразу поняла, с чего я такую старую историю выбрал.
Да вот – не долго нам вышло трапезовать да истории рассказывать…
Лея ушла варить кофе – она вообще по дому больше всех хлопотала, да и кофе умеет варить просто чудесный. А тут, как назло – шум, крики – сарацины у ворот! Потом уж я узнал, что прежде Салах ад-Дин предлагал Ибелину Город сдать так, без боя, да отказался Ибелин… Ну вот, сарацины-то к воротам и подошли. А их и встретили – раскаленным песком! Вообще же – я потом еще Рахели говорли – не иначе, как Бехрам подсказал про песок, или может, Ибелин сам вспомнил – но, вообще-то, было чудом, что ветер шел от стен к нападающим, и что Саладдин, вроде бы воин опытный, так глупо – против ветра и закатного солнца – решил атаковать. Словом, штурм отбили, но даже мне было ясно, что штурм этот – не последний. Потому я думал и вовсе не уходить от стены – и раненые опять были, на этот раз госпитальерки занялись оруженосцем брата Тьерри, раненым в ногу, а я – прежде тем англом (брат Алан, вот его как называли), а после – и самим Балианом Ибелинским. В плечо тот был ранен, не тяжело, но глубоко – хотя рана чистая… не успел он, похоже, кольчугу надеть. (Позже уже, перед вторым штурмом, прислал к нам Ибелин своего рыцаря – с благодарностью за лечение и с платой. Да, вот так – полновесный безант заплатил… )
По всему выходило, что второго штурма ждать не сейчас, потому я и ушел от ворот. Да как вовремя-то! Оказалось, что… ох, говорить и теперь – страшно, а тогда – каково было?.. Да не мне – моей старой Рахели! Это же… н-да… Ладно, сейчас попробую рассказать. Дело вот в чем – квартал наш прилегает вплотную к стене Города – не той, что штурмуют, хвала Всевышнему, но тоже – старая стена уже, взобраться по ней снаружи не так то и сложно… Вышла, стало быть, Рахель на задний двор нашего дома – и слышит на стене какой-то шорох. Вроде как – не кошка, не птица, а кто-то тяжелее. Рахель спросила: «Кто там?», а со стены кто-то спрыгнул и кинулся Рахель душить! Смелая моя Рахель, как уж умудрилась вывернуться – и закричала. Тот, кто напал, испугался, да обратно через стену метнулся. По словам Рахели выходило – сарацинский это лазутчик был. Так что – вот. Как жива осталась? Чудо, не иначе. Рахель спросила – как я думаю, нужно ли сказать о лазутчике кому-нибудь? Я решил, что – да, нужно, так что Рахель сходила к рыцарю Тьерри, предупредила, а я по стене прошелся. Ну, в этот-то раз никого не было, но – кто знает, не повторится ли беда? Девочкам мы решили пока не говорить, но одних их не оставлять, и если уж из дому выходим все, то точно – все. Пусть лучше дом грабят, чем убьют кого.
Что еще было-то до второго штурма? А, я с Томасом переговорил – пропал его караван, на который он у меня деньги-то одалживал. Я подумал, что вернуть мне он точно уже ничего не сможет, но – на всякий случай – взял с Томаса обещание: если тот денег не найдет в ближайшее время, я с него попрошу любую услугу, и, если он исполнит, долг прощу. На всякий случай я так сделал, потому как время сейчас – очень уж неопределенное…
А тут и второй штурм случился. На этот раз возле ворот все мы были – страшно оставаться в доме, который стал таким ненадежным… и помощь мне была нужна очень. Потому как – подвели сарацины под стены Святого Града осадные машины. Огромные, страшенные – мне по темноте показалось, что – чуть ли не десяток волов их тащили. А как сарацины кричали – «Накат! Откат! Шар на ствол!» - это я, наверное, не скоро забуду. Мы стояли чуть в стороне от стены щитовиков: все рыцари, кто был хоть как-то на ногах – вышли к стенам. Даже оруженосец храмовников, тот, что помельче – в ногу раненый, и тот пришел. Я, пока время было, глянул его ногу – ну, что сказать? воспалилась рана… Дал я ему пилюлю, такие меня бабушка учила делать, воспаление снимает, если не запущенное… Так что, если малый будет жив, то даже хромать перестанет. Мы все отошли так, чтобы быстро добежать до раненых, когда они будут, но и так, чтобы не попасть под удар самим. Быстро все произошло, надо сказать: сарацины пробили стену около ворот и ворвались в пролом. Тут-то их и встретили. Хорошо встретили, знатно, отогнали сарацинов, но… Эх, никого не осталось, чтобы не раненый. А оруженосец англа Алана, Джон и вовсе погиб… Эстерка его разглядела – он же в черном-то, оруженосец… Брат Алан, как услышал, в лице переменился (Рахель еще подумала тогда, мол, и этот – не жилец…), поднял убитого на руки и в Храм понес… Сам нес, никому не доверил… Эх, да что говорить…


продолжение будет... если выживу после Гаваней:))
About this Entry
черно-белый
[User Picture Icon]
From:_lomiel_
Date:Август, 16, 2005 13:43 (UTC)
(Линк-на-тред)
как же хорошо ты пишешь!
эх!
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 16, 2005 13:46 (UTC)
(Линк-на-тред)
Спасибо!

Только я ж пишу долго и медленно...:)))
[User Picture Icon]
From:_lomiel_
Date:Август, 16, 2005 14:00 (UTC)
(Линк-на-тред)
это мелочи, главное КАК пишешь:-)
[User Picture Icon]
From:lorindil
Date:Август, 16, 2005 13:49 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ты уж давай, выживай... Хочется сказать, что мы тебя в обиду не дадим, только вот это, увы, врядли верно...
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 16, 2005 13:59 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ничего, даже если не выживу - попробую взять пример с "наших тамплиеров": брата Алана в особенности, который даже призраком, но вернул старому лекарю бинты. Так что - если что, попробую так же:)))
[User Picture Icon]
From:lorindil
Date:Август, 16, 2005 14:04 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ты хочешь сказать, что ты призраком догонишь Эльвинг и отнимешь у неё Камень :-) ?
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 16, 2005 16:44 (UTC)

Наоборот:)

(Линк-на-тред)
Э...м-нэээ... :)
Извини, конечно, но призрак брата Алана ничего не забирал у нас, наоборот - вернул. Так что - я тоже... верну... вторую половину отчета:) А вот забирать - не, наши тамплиеры не давали нам таких примеров:)))
[User Picture Icon]
From:lorindil
Date:Август, 16, 2005 16:48 (UTC)

Re: Наоборот:)

(Линк-на-тред)
(мрачно) они не... вобщем, ты сам знаешь, чего они не... а нам НАДО.
[User Picture Icon]
From:helce
Date:Август, 16, 2005 13:55 (UTC)
(Линк-на-тред)
Как замечательно! Спасибо! :))
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 16, 2005 14:00 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ох... спасибо:) Старался:)
[User Picture Icon]
From:la_renarde
Date:Август, 16, 2005 13:56 (UTC)
(Линк-на-тред)
Эх...
Спасибо.
И за ногу спасибо тебе, добрый человек.
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 16, 2005 14:01 (UTC)
(Линк-на-тред)
Да не за что, что уж тут:))
Главное - ты выжил, вот и хорошо, вот и лекарю награда...
[User Picture Icon]
From:jeff_kari
Date:Август, 16, 2005 14:03 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ох, Фред, какой же рассказ чудесный получается... Очень, очень ждем продолжения!

Кариссима
[User Picture Icon]
From:firnwen
Date:Август, 16, 2005 14:17 (UTC)
(Линк-на-тред)
Здорово... :)
[User Picture Icon]
From:anoriel
Date:Август, 16, 2005 14:19 (UTC)
(Линк-на-тред)
Прэлесть! :)
[User Picture Icon]
From:espektor
Date:Август, 16, 2005 14:47 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ох, спасибо, дядя Эзра :-) Давай, продолжай потом.
[User Picture Icon]
From:naiwen
Date:Август, 16, 2005 16:41 (UTC)
(Линк-на-тред)
ЗдОрово! И я тоже хочу продолжения :)
[User Picture Icon]
From:slonopotamchik
Date:Август, 16, 2005 22:05 (UTC)

смущённо

(Линк-на-тред)
Фред, а тебя можно будет где-нибудь в москве найти в районе 19-20 или 29-30 августа?
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 17, 2005 08:23 (UTC)

Re: смущённо

(Линк-на-тред)
19-20 не получится, т.к. у нас тут Гавани падают:))
А 29-30, думаю, да. Я буду очень рад, очень!!
[User Picture Icon]
From:slonopotamchik
Date:Август, 17, 2005 08:41 (UTC)

Re: смущённо

(Линк-на-тред)
как тебя там искать?
Меня в телефоне +79152802067
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Август, 17, 2005 08:52 (UTC)

Re: смущённо

(Линк-на-тред)
Позвоню:)!
[User Picture Icon]
From:slonopotamchik
Date:Август, 17, 2005 09:01 (UTC)

Re: смущённо

(Линк-на-тред)
Жду :-)
[User Picture Icon]
From:hild_0
Date:Сентябрь, 1, 2005 19:32 (UTC)
(Линк-на-тред)
спасибо! и на продолжение надеюсь...
[User Picture Icon]
From:shoshana_flor
Date:Октябрь, 2, 2005 20:55 (UTC)

Лучше поздно, чем еще позднее

(Линк-на-тред)
Ох... Спасибо, родич!
До сих пор жалею, что никак не ввела в игру предысторию. Нет, то есть дамам рассказала, как к слову пришлось - но в гости так и не зашла к вам, так и обходила десятой дорогой, боялась...