?

Log in

No account? Create an account
About this Journal
Current Month
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
17 июн, 2014 @ 03:00 и далее! - стихофлэшмоб снова
От Сули anarsul - Бродский
Знаю мало, к сожалению. Люблю (но постить не буду:-))) "Письма римскому другу", "Пилигримов", что-то еще, что не всегда точно помню - но всегда узнаю, когда слышу хоть пару строк. Например - это:


Стансы (ни страны, ни погоста...)

Ни страны, ни погоста
не хочу выбирать.
На Васильевский остров
я приду умирать.
Твой фасад темно-синий
я впотьмах не найду.
между выцветших линий
на асфальт упаду.

И душа, неустанно
поспешая во тьму,
промелькнет над мостами
в петроградском дыму,
и апрельская морось,
над затылком снежок,
и услышу я голос:
- До свиданья, дружок.

И увижу две жизни
далеко за рекой,
к равнодушной отчизне
прижимаясь щекой.
- словно девочки-сестры
из непрожитых лет,
выбегая на остров,
машут мальчику вслед.

(1962)

а вот еще одно

На смерть друга

Имяреку, тебе, -- потому что не станет за труд
из-под камня тебя раздобыть, -- от меня, анонима,
как по тем же делам: потому что и с камня сотрут,
так и в силу того, что я сверху и, камня помимо,
чересчур далеко, чтоб тебе различать голоса --
на эзоповой фене в отечестве белых головок,
где наощупь и слух наколол ты свои полюса
в мокром космосе злых корольков и визгливых сиповок;
имяреку, тебе, сыну вдовой кондукторши от
то ли Духа Святого, то ль поднятой пыли дворовой,
похитителю книг, сочинителю лучшей из од
на паденье А. С. в кружева и к ногам Гончаровой,
слововержцу, лжецу, пожирателю мелкой слезы,
обожателю Энгра, трамвайных звонков, асфоделей,
белозубой змее в колоннаде жандармской кирзы,
одинокому сердцу и телу бессчетных постелей --
да лежится тебе, как в большом оренбургском платке,
в нашей бурой земле, местных труб проходимцу и дыма,
понимавшему жизнь, как пчела на горячем цветке,
и замерзшему насмерть в параднике Третьего Рима.
Может, лучшей и нету на свете калитки в Ничто.
Человек мостовой, ты сказал бы, что лучшей не надо,
вниз по темной реке уплывая в бесцветном пальто,
чьи застежки одни и спасали тебя от распада.
Тщетно драхму во рту твоем ищет угрюмый Харон,
тщетно некто трубит наверху в свою дудку протяжно.
Посылаю тебе безымянный прощальный поклон
с берегов неизвестно каких. Да тебе и неважно.

(1973)

и вот еще одно - ну, это я так себе разрешаю:-)). Нужного не нашел, а вот это неожиданно оказалось очень.


Песенка о свободе
Булату Окуджаве

Ах, свобода, ах, свобода.
Ты -- пятое время года.
Ты -- листик на ветке ели.
Ты -- восьмой день недели.
Ах, свобода, ах, свобода.
У меня одна забота:
почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
Даже если, как считал ученый,
ее делают из буквы черной,
не хватает нам бумаги белой.
Нет свободы, как ее ни делай.
Почему летает в небе птичка?
У нее, наверно, есть привычка.
Почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
Даже если, как считал философ,
ее делают из нас, отбросов,
не хватает равенства и братства,
чтобы в камере одной собраться.
Почему не тонет в море рыбка?
Может быть, произошла ошибка?
Отчего, что птичке с рыбкой можно,
для простого человека сложно?
Ах, свобода, ах, свобода.
На тебя не наступает мода.
В чем гуляли мы и в чем сидели,
мы бы сняли и тебя надели.
Почему у дождевой у тучки
есть куда податься от могучей кучки?
Почему на свете нет завода,
где бы делалась свобода?
Ах, свобода, ах, свобода.
У тебя своя погода.
У тебя -- капризный климат.
Ты наступишь, но тебя не примут.

(1965)

и от него же - Быков. О, это тоже будет... немало:-)
Вообще (тут нужен экскурс в биографию:-))) Быков для меня начался анонимным автором "Стихов Черной тетради" - приложением к роману "Посмотри в глаза чудовищ". Наверное, это оказалось чем-то вроде внезапного откровения: а стихи еще есть. Вот же они! с первого же листа:


*
Ты вернёшься после пяти недель
Приключений в чужом краю
В цитадель отчизны, в её скудель,
В неподвижную жизнь мою.
Разобравшись в записях и дарах
И обняв меня в полусне,
О каких морях, о каких горах
Ты наутро расскажешь мне!
Но на всё, чем дразнит кофейный Юг
И конфетный блазнит Восток,
Я смотрю без радости, милый друг,
И без зависти — видит Бог.
И пока дождливый скупой рассвет
Проливается на дома,
Только то и смогу рассказать в ответ,
Как сходил по тебе с ума.
Не боясь окрестных торжеств и смут,
Но не в силах на них смотреть,
Ничего я больше не делал тут
И, должно быть, не буду впредь.
Я вернусь однажды к тебе,
Господь, Демиург, Неизвестно Кто,
И войду, усталую скинув плоть,
Как сдают в гардероб пальто.
И на все расспросы о грузе лет,
Что вместила моя сума,
Только то и смогу рассказать в ответ,
Как сходил по тебе с ума.
Я смотрю без зависти — видишь сам —
На того, кто придёт потом.
Ничего я больше не делал там
И не склонен жалеть о том.
И за эту муку, за этот страх,
За рубцы на моей спине —
О каких морях, о каких горах
Ты наутро расскажешь мне!

(финальная строфа стала эпиграфом к одному моему... ну, пусть будет - тексту. По типу он - фанфик:-) на "Мастера и Маргариту", по сути, наверное, исторический роман, а уж по размеру - вообще нечто!:-)) Но вот - эти стихи теперь внутри меня оказались "стихи Афрания")

Следом - вот. Тут тоже можно без разъяснений - почему это:


*
Мой дух скудеет. Осталось тело лишь,
Но за него и гроша не дашь.
Теперь я понял, что ты делаешь:
Ты делаешь карандаш.

Как в студенческом пересказе,
Где сюжет неприлично гол,
Ты обрываешь ветки и связи
И оставляешь ствол.

Он дико смотрится в роще,
На сквозняке, в сосняке,
Зато его проще
Держать в руке.

И вот — когда я покину
Все, из чего расту,
Ты выдолбишь сердцевину
И впустишь пустоту,

Чтоб душа моя не мешала
Разбирать письмена твои, —
Это что касается жала
Мудрой змеи.

Что до угля, тем паче
Пылающего огнем, —
Это не входит в твои задачи.
Что тебе в нем?

Ты более сдержан,
Рисовка тебе претит.
У тебя приготовлен стержень —
Графит.

Он черен — и к твоему труду
Пригоден в самый раз.
Ты мог его закалить в аду,
И это бы стал алмаз —

Ледяная нежить,
Прямизна и стать…
Но алмазами режут,
А ты намерен писать.

И когда после всех мучений
Я забыл слова на родном —
Ты, как всякий истинный гений,
Пишешь сам, о себе одном.

Ломая, переворачивая,
Затачивая, чиня,
Стачивая, растрачивая
И грея в руке меня.

и еще одна вещь - наверное, ее все знают, или почти все, даже не зная авторства.

Четвертая баллада
Андрею Давыдову

В Москве взрывают наземный транспорт — такси, троллейбусы, все подряд.
В метро ОМОН проверяет паспорт у всех, кто черен и бородат,
И это длится седьмые сутки. В глазах у мэра стоит тоска.
При виде каждой забытой сумки водитель требует взрывника.
О том, кто принял вину за взрывы, не знают точно, но много врут.
Непостижимы его мотивы, непредсказуем его маршрут,
Как гнев Господень. И потому-то Москву колотит такая дрожь.
Уже давно бы взыграла смута, но против промысла не попрешь.

И чуть затлеет рассветный отблеск на синих окнах к шести утра,
Юнец, нарочно ушедший в отпуск, встает с постели. Ему пора.
Не обинуясь и не колеблясь, но свято веря в свою судьбу,
Он резво прыгает в тот троллейбус, который движется на Трубу
И дальше кружится по бульварам ("Россия" — Пушкин — Арбат — пруды) —
Зане юнец обладает даром спасать попутчиков от беды.
Плевать, что вера его наивна. Неважно, как там его зовут.
Он любит счастливо и взаимно, и потому его не взорвут.
Его не тронет волна возмездии, хоть выбор жертвы необъясним.
Он это знает и ездит, ездит, храня любого, кто рядом с ним.

И вот он едет.

Он едет мимо пятнистых скверов, где визг играющих малышей
Ласкает уши пенсионеров и греет благостных алкашей,
Он едет мимо лотков, киосков, собак, собачников, стариков,
Смешно целующихся подростков, смешно серьезных выпускников,
Он едет мимо родных идиллий, где цел дворовый жилой уют,
Вдоль тех бульваров, где мы бродили, не допуская, что нас убьют, —
И как бы там ни трудился Хронос, дробя асфальт и грызя гранит,
Глядишь, еще и теперь не тронут: чужая молодость охранит.

…Едва рассвет окровавит стекла и город высветится опять,
Во двор выходит старик, не столько уставший жить, как уставший ждать.
Боец-изменник, солдат-предатель, навлекший некогда гнев Творца,
Он ждет прощения, но Создатель не шлет за ним своего гонца.
За ним не явится никакая из караулящих нас смертей.
Он суше выветренного камня и древней рукописи желтей.
Он смотрит тупо и безучастно на вечно длящуюся игру,
Но то, что мучит его всечасно, впервые будет служить добру.

И вот он едет.

Он едет мимо крикливых торгов и нищих драк за бесплатный суп,
Он едет мимо больниц и моргов, гниющих свалок, торчащих труб,
Вдоль улиц, прячущих хищный норов в угоду юному лопуху,
Он едет мимо сплошных заборов с колючей проволокой вверху,
Он едет мимо голодных сборищ, берущих всякого в оборот,
Где каждый выкрик равно позорящ для тех, кто слушает и орет,
Где, притворяясь чернорабочим, вниманья требует наглый смерд,
Он едет мимо всего того, чем согласно брезгуют жизнь и смерть:
Как ангел ада, он едет адом — аид, спускающийся в Аид, —
Храня от гибели всех, кто рядом (хоть каждый верит, что сам хранит).

Вот так и я, примостившись между юнцом и старцем, в июне, в шесть,
Таю отчаянную надежду на то, что все это так и есть:
Пока я им сочиняю роли, не рухнет небо, не ахнет взрыв,
И мир, послушный творящей воле, не канет в бездну, пока я жив.
Ни грохот взрыва, ни вой сирены не грянут разом, Москву глуша,
Покуда я бормочу катрены о двух личинах твоих, душа.

И вот я еду.

26.07.96.

и еще несколько ссылок, ну, чтобы уж совесть-то поиметь:-))) "Люди севера", "Новая графология - 2", "Теодицея" и "Пятнадцатая баллада"
и все, наверное, с Быковым!:-)))

От Змеи - odna_zmeia - Борис Гребенщиков
Это - ну... как Гумилев, примерно:-)), столь же сложно выбрать. Но тут я постараюсь (потому что уже продумал и не буду лазать по сети, выискивая, как я мог забыть еще вот это!!)
Первая любовь:-) - первая песня, которую услышал (мне 14, это 1989 год, Киев, моя сестра Женька ставит мне "Равноденствие")


Аделаида

Ветер, туман и снег.
Мы - одни в этом доме.
Не бойся стука в окно -
Это ко мне,
Это северный ветер,
Мы у него в ладонях.
Но северный ветер - мой друг,
Он хранит все, что скрыто.
Он сделает так,
Что небо станет свободным от туч
Там, где взойдет звезда Аделаида.

Я помню движение губ,
Прикосновенье руками.
Я слышал, что время стирает все.
Ты слышишь стук сердца -
Это коса нашла на камень.

И нет ни печали, ни зла,
Ни горечи, ни обиды.
Есть только северный ветер,
И он разбудит меня
Там, где взойдет звезда
Аделаида.

"Кострома мон амур" - этот альбом, как и "Русский альбом" - тоже веха моей жизни. Песня оттуда

Ты нужна мне

Ты нужна мне -
Ну что еще?
Ты нужна мне -
Это все, что мне отпущено знать.
Утро не разбудит меня,
Ночь не прикажет мне спать.
И разве я поверю
В то, что это может кончиться
Вместе с сердцем?
Ты нужна мне -

Дождь пересохшей земле;
Ты нужна мне -
Утро накануне чудес;
Это вырезано в наших ладонях,
Это сказано в звездах небес,
Как это полагается с нами -
Без имени
И без оправданья...

Но, если бы не ты,
Ночь была бы
Пустой темнотой;
Если бы не ты,
Этот прах превратился бы в прах.
И когда наступающий день
Отразится в твоих вертикальных зрачках,
Тот, кто закроет мне глаза,
Прочтет в них
Все то же:
Ты нужна мне.

Окружила меня стеной,
Протоптала мне
Тропу через поле;
А над полем стоит звезда -
Звезда без причины.

"Письма капитана Воронина" - кажется, отсюда.

Когда пройдёт боль

Когда пройдет дождь, что уймет нас,
Когда уйдет тень над моей землей,
Я проснусь здесь, пусть я проснусь здесь,
В долгой траве, рядом с тобой.

И пусть будет наш дом беспечальным,
Скрытым дождем и густой листвой,
И узнав все, что было тайной,
Я начну ждать, когда пройдет боль.

Так пусть идет дождь, пусть горит снег,
Пускай поет смерть над моей землей,
Я хочу знать, просто хочу знать,
Будем ли мы тем, кто мы есть,
Когда пройдет боль.

Альбома не помню, "Электричество", что ли? Там еще "С той стороны зеркального стекла" ("мне кажется, я узнаю себя в том мальчике, читающем стихи. Он стрелки сжал рукой, чтоб не кончалась эта ночь - и кровь течет с руки") и вот эта

Орел, Телец и Лев

как странно то, что затеваю я -
Подобие любви создать из жажды.
И временем раскрасить, чтоб однажды
Поверить самому. Не знаю я

Откуда этот редкостный напев,
Знакомых нот прекрасное сплетенье?
Стук в дверь мою. Кто?- спрашиваю. Тени.
Они ответствуют: Орел, телец и лев.

Я говорю: Откуда вы ко мне,
какой судьбой?
И ключ в дверях вращаю.
Поставить чай немедля обещаю,
И дверь держу на этой стороне.

Они смеются: Вот напрасный труд!
Не трать сил зря. И чинно сквозь проходят,
Садятся в круг и глаз с меня не сводят.
И кажется, они чего-то ждут.

Послушайте, любезные друзья,
Не может быть, чтоб вам был нужен я.
Должно быть здесь произошла ошибка…
Но скрипка на стене моей дрожит,
И — Боже мой — мне кажется, бежит,
По их чертам знакомая улыбка.

Так и живем, не пропустив ни дня,
И каждый день проходит словно дважды.
А я все пью, и мучаюсь от жажды,
А гости здесь, и смотрят на меня.

(так вот люди, наверное, книги и пишут.:-)))

И из "Архангельска"

Небо цвета дождя

Долго мы пели про Свет, а сами шли сумраком
Не замечая за болтовней
Как ветер играл стеклянными струнами
Соединяющими наши души с землей

Мы шли далеко, шли за высокими тайнами
Шли, потому что иначе нельзя
А стерегущие дом замолкали и таяли
Один за другим таяли, таяли, таяли
В небе цвета дождя

Пальцы октябрьских святых по-прежнему ласковы
Только их лиц становится не разглядеть
Это все я - видно не справился с красками
Или снова забыл слова, когда хотел петь

Ничего, скоро январь затрещит за оградою
Своим ледяным питием вороша и дразня
Только бы мне устоять. Но я вижу - я падаю
Падаю, падаю, падаю, падаю
В небо цвета дождя

А еще говорят, что они были с крыльями
И глаза у них были живая вода
Но благостные слова опять пахнут пылью
И нас снова ведут и снова не скажут куда

А в небе прозрачная тишь, и все ясней ясного
Времени нет, и значит, мы больше не ждем
И в синеву сердце возносится ястребом
Чтобы благословить горящую землю дождем

Таких бесконечных цветов со мной еще не было
И за горизонтом, вплотную к нему подойдя
Видишь, что сети пусты, и ловить было некого
И никогда не было, не было, не было, не было
Небо цвета дождя.

Как и "Кони беспредела" эта вещь для меня (она - с самого начала, "Кони" - заново) - звучит с совершенно определенным смыслом. Не знаю, не вкладывал ли Гребенщиков именно его? с него станется!

вот пока так.
и, если вдруг кто еще хочет продолжения - добро пожаловать! :-)
About this Entry
звезда аделаида
[User Picture Icon]
From:naiwen
Date:Июнь, 17, 2014 02:22 (UTC)
(Линк-на-тред)
Ага, это знаменитое стихотворение Быкова.
А у Бродского вообще люблю раннюю поэзию, "Рождественский романс" люблю...
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 20, 2014 22:01 (UTC)
(Линк-на-тред)
Да, вот напишешь такое - и можно уже на покой. Я серьезно, кстати.
[User Picture Icon]
From:lubelia
Date:Июнь, 17, 2014 06:24 (UTC)
(Линк-на-тред)
Спасибо!
(Ага, у меня тоже все началось с "Аделаиды":)))
А дай мне еще кого-нибудь?
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 20, 2014 22:03 (UTC)
(Линк-на-тред)
Верлена и Алана я тебе уже дал, еще кого-то надо?:-)
Аделаида - заглавная песня Белого альбома, которым не альбом в строгом смысле, а сборник, у тебя такой был? Белый, с маленьким синим деревом, буквой А и точкой сверху?

Edited at 2014-06-20 22:04 (UTC)
[User Picture Icon]
From:lubelia
Date:Июнь, 21, 2014 04:04 (UTC)
(Линк-на-тред)
Я не помню, кстати! У меня было две пластинки, но вот на какой из них что было и как они выглядели - в упор не помню:)

Edited at 2014-06-21 04:05 (UTC)
[User Picture Icon]
From:mrs_mcwinkie
Date:Июнь, 17, 2014 08:01 (UTC)
(Линк-на-тред)
С удовольствием читаю ваши посты, даже не знаю попросить еще что ли у вас поэта :), боюсь лента моя скукожится. А вам, если хотите могу предложить Баратынского :)
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 21, 2014 00:45 (UTC)
(Линк-на-тред)
Спасибо! Баратынского я взял и уже выложил:-)


Edited at 2014-06-21 00:45 (UTC)
[User Picture Icon]
From:filita
Date:Июнь, 17, 2014 09:34 (UTC)
(Линк-на-тред)
Можно я тоже? Джек-с-фонарём, http://cheyzheon.livejournal.com/
Мне тоже можно кого-нибудь подкинуть).
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 20, 2014 22:05 (UTC)
(Линк-на-тред)
Готово:-)
а тебе пусть будет Некрасов. Пойдет?:-)

Edited at 2014-06-20 22:05 (UTC)
[User Picture Icon]
From:hild_0
Date:Июнь, 17, 2014 16:16 (UTC)
(Линк-на-тред)
Огромное спасибо Тебе, некоторых я не знала, это удивительно прекрасно, спасибо!
Тебе - Вельд, который Колонок, можешь мне еще дать.
[User Picture Icon]
From:fredmaj
Date:Июнь, 20, 2014 21:06 (UTC)
(Линк-на-тред)
Субоши.
и Шекспир.